крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Проект планировки города Кирова (ЛЕНГИПРОГОР, 1954). Застройка 1950-1960 гг.

Проект планировки города Кирова (ЛЕНГИПРОГОР, 1954). Застройка 1950-1960 гг.В 1941 году город Киров оказался в числе тех российских городов, которые приняли перемещенные из прифронтовых или оккупированных фашистской армией районов промышленные предприятия, учебные и научно-исследовательские институты, театры, учреждения, тысячи и тысячи эвакуированных взрослых и детей. Свои кировские учреждения потеснились или уезжали в районы, освобождая место вновь прибывшим. Новые заводы в считанные месяцы и даже недели после прибытия должны были налаживать выпуск продукции для фронта. Производственные корпуса строили спешно — из дерева: металл нужен фронту, в тылу использовать его даже для столь срочного строительства было строжайше запрещено. «Все для фронта!» — три этих слова определяли тогда жизнь тылового города.

Об одной из кировских строек народный комиссар по строительству С. 3. Гинзбург через много лет напишет в книге (Гинзбург С. 3. «О прошлом для будущего.» Политиздат. Москва, 1983.), которую он посвятил героическим строителям: «В Кирове, куда был эвакуирован Коломенский паровозостроительный завод, надо было всего за пятьдесят дней построить большой цех площадью 6 тысяч квадратных метров для обеспечения фронта легкими танками. Строительство этого цеха вело ОСМЧ—22 (ОСМЧ — Отдельная строительно-монтажная часть в составе Народного комиссариата по строительству) Наркомстроя непрерывно, днем и ночью. Работали поточным способом: один поток выполнял земляные работы и строил фундаменты; второй собирал каркас здания из деревянных конструкций, которые изготовляли в полевых условиях; третий поток выполнял общестроительные работы — возводил стены, фундаменты под оборудование и т. п... Только таким способом можно было построить корпус за 50 дней. И эта работа была выполнена». Так в военные годы были построены производственные корпуса и других заводов. В середине пятидесятых годов кировские строители начали постепенную их замену кирпичными зданиями.

Каждая такая стройка являлась трудовым подвигом. Жилье для работников предприятия строили рядом, в рабочих поселках. Это были временные одноэтажные бараки каркасно-засыпной конструкции с «удобствами» во дворе. Строили их и на свободных местах в центре города. Кировчане постарше помнят бараки на Филейке, в поселке Кирсельмаша, на Октябрьском проспекте в районе современного Центрального универмага. Как все временное, бараки прослужили долго, около двадцати лет, но в конце концов все-таки уступили место благоустроенным каменным зданиям. Но уступили не скоро. Даже в 1967 году, через 22 года после Победы, 5% жилой площади города — 98 тысяч квадратных метров — приходилось на бараки, аварийные дома и подвалы.

Внимательный читатель, может быть, в статье о первом генеральном плане Вятки обратил внимание на одну цифру — к концу расчетного срока генерального плана, в 1958 году, в Кирове, по расчетам, должно было жить 152 тысячи человек. Под это количество населения проектировалось жилье, школы, детские сады и ясли, магазины, кинотеатры, больницы. Сейчас мы можем поставить рядом другое число — 252 416. Столько жителей было в городе, судя по переписи 15 января 1959 года. На сто тысяч больше, чем планировали. Надо ли чем-то иным объяснять бедственное положение с жильем в 1958 году? К концу 1958 года на одного жителя в городе приходилось 5 квадратных метров жилой площади, различной по качеству, при норме 8 квадратных метров.

В последних числах ноября — начале декабря 1954 года в Москве было созвано всесоюзное совещание по строительству и архитектуре. Предполагалось обсудить и одобрить наметившиеся пути выхода из ахового положения и выработать основу для необходимых правительственных решений: «в верхах», даже чисто архитектурных, единого мнения не было.

Участники совещания отмечали, что около 60% городов РСФСР не имеют утвержденных проектов планировки. Во многих, даже крупных городах, все еще преобладает неэкономичная одноэтажная застройка. Новое строительство раскидано по рабочим поселкам. Жилье строится некомплексно, а соцкультбыт опаздывает. Каждое ведомство строит для себя, средства распыляются. Все это было и в Кирове, хотя ни в докладах, ни в выступлениях наш город не упоминался. Часть архитекторов стремится отойти от участия в массовом индустриальном строительстве жилищ, увлекается односторонним решением эстетических задач, иногда неверно понимаемых. Назывались многочисленные примеры, когда в архитектуре Москвы и некоторых других крупных городов фасады перегружаются декоративными деталями; в отдельных случаях стоимость отделки фасадов достигает 19—20% от сметной стоимости здания.

4 ноября 1955 года было принято постановление Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Преследовалась цель удешевления строительства за счет отказа от ненужного украшательства, непродуманных проектных решений, нерациональной «привязки» зданий. Кампания коснулась и Кирова, хотя таких разительных примеров, как в столице, здесь и не было. В уже строящихся зданиях исключали венчающие карнизы, башенки и шпили на общественных зданиях (здание сельхозинститута на Октябрьском проспекте, лесотехникума на улице Карла Маркса), балконы, казавшиеся лишними. В жилых помещениях, когда дело доходило до отделки, лепные «тянутые» карнизы заменяли паддугами, как называли мастера слегка закругленный переход от стены к потолку. Бетонные лестничные ступени делали уже без валиков, упрощенной формы. Трехслойную обычно штукатурку стали заменять однослойной, а ее гладкий отделочный слой — грубым набрызгом. Словом, по всем линиям шло упрощение с целью экономии средств, необходимых, чтобы строить для всех и больше.

Основным направлением развития строительного дела в стране был провозглашен курс на индустриализацию — полную сборность, комплексную механизацию, поточную технологию. Правительство приняло обширное постановление о создании производственной базы строительной индустрии. По этому постановлению в стране следовало построить сто заводов сборных железобетонных конструкций. Один из них строился в Кирове, его мощность рассчитана на выпуск тридцати тысяч кубических метров сборных конструкций. Полигон завода выдал первую продукцию (балки и колонны) в 1959 году. Строил завод трест «Кировстрой». Это был первенец заводского, полностью механизированного изготовления железобетонных конструкций, с автоматизированным управлением процессов пропарки (до него строительные тресты и отделы капитального строительства крупных заводов имели довольно примитивные растворо-бетонные узлы в зданиях временного типа) и открытые, без навесов полигоны при них. Но именно они положили начало изготовлению сборных конструкций в области. Впервые сборные железобетонные конструкции (фундаменты грибовидной формы) изготовил и применил трест «Кировпрокатстрой» на строительстве завода по обработке цветных металлов в 1952 году для установки опор линии электропередачи в зимнее время. За пять лет, с 1954 по 1958 год, полигоны в 8,7 раза увеличили выпуск сборного железобетона. Вот как росло производство изделий на полигонах:

Годы--------------------------------------1954-------1955-------1956-------1957-------1958

Изготовлено сборных
железобетонных конструкций-------3,0---------4,8---------12,2-------17,6--------26,2
в тысячах кубических метров

Сам по себе сборный железобетон в виде изделий и готовых к монтажу конструкций, ставший основой сборного строительства, еще не мог характеризовать уровень сборности. Этот уровень более точно определял такой показатель, как количество сборных железобетонных конструкций (в кубических метрах), использованных на выполнение одного миллиона рублей строительно-монтажных работ (СМР). Судя по нему, область сильно отставала от средних величин по стране. В 1958 году на стройках Кировского управления строительства на миллион рублей СМР приходилось 730 кубометров сборного железобетона, по совнархозу в целом — 480, а в среднем по стране — 1440 кубических метров.

В 1957 году Совмин СССР совместно с ЦК КПСС принял еще одно большое постановление — «О развитии жилищного строительства в СССР». Оно было необходимо, поскольку планы жилищного строительства повсеместно не выполнялись, и рост численности городского населения по-прежнему опрокидывал все прогнозы. Постановление ставило труднейшую задачу — в ближайшие 10—12 лет покончить с недостатком жилой площади.

На предприятиях города Кирова и области по примеру горьковчан-автозаводцев, куда специально выезжала делегация кировчан, распространилось строительство двухэтажных кирпичных домов методом «народной стройки» с трудовым участием будущих жильцов. Бесспорными пионерами в этом деле стали у нас рабочие и служащие дважды орденоносного завода (Авитек), выстроившие целый поселок «народных» домов по улице Свердлова. В чистом поле, в районе будущего мелькрупокомбината, закладывали свои дома строители треста «Кировстрой».

Удешевление государственного строительства за счет рационализации конструктивных решений и технологии возведения зданий становилось постоянной заботой строителей. Поощрялась пустотная облегченная кирпичная кладка, фундаменты на песчаной подушке, дощатые стропильные конструкции, расширялось применение местных материалов — извести, щебня-известняка, гравийно-песчаных смесей, пиломатериалов лиственных пород, цемянки; лаборатория «Кировстроя» постоянно вела эксперименты по использованию тонкомолотых добавок негашеной извести, шлака и «огарков» (остатки в обжиговых печах кирпичных заводов) для замены цемента в кладочных растворах.

В 1957 году ведущие проектные организации разработали типовые проекты с экономичными квартирами и квартирами для малосемейных. Эти дома имели несколько уменьшенную площадь комнат и кухонь, совмещенные санитарные узлы, пониженную сначала до 270, а позже до 250 сантиметров. В домах для малосемейных квартиры состояли из пяти-шести изолированных друг от друга комнат и общих обслуживающих помещений. Так одинокие люди или семьи из двух человек могли получить отдельную комнату площадью 9—10 или 14—15 квадратных метров, не претендуя какое-то время на большую жилую площадь. Жилая площадь квартир в домах для поквартирного заселения семьями составляла 23—29 квадратных метров, а площадь обслуживающих помещений уменьшена. В этой группе типовых проектов снижение стоимости строительства достигалось не только уменьшением полезной площади, но и упрощением конструктивных решений. Все изделия были стандартизированы, что позволяло ставить на поток изготовление перекрытий, перегородок, стропильных конструкций и столярных изделий.

Курс на индустриализацию строительства, использование «экономичных проектов», организационные меры в области упорядочения строительства, к числу которых относились и объединение строительных организаций и предприятий строительных материй лов в пределах совнархоза, и создание службы единого заказчика в областном центре, повышение этажности городской застройки, поощрительные меры в отношении трудового участия населения в строительстве жилья, — все это вместе взятое помогло резко увеличить объемы жилищно-гражданского строительства. Проявились и первые результаты. Жилой фонд города с 1951 по I960 год увеличился на 507 тысяч квадратных метров. Для сравнения: за предыдущие годы, начиная с 1923-го, ЖИЛОЙ фонд вырос на 324 тысячи квадратных метров.

К 1958 году перед народным хозяйством встали проблемы, решение которых не укладывалось во временные рамки пятилетних планов, и правительство приняло решение о составлении семилетнего плана на 1959—1965 годы. В строительстве такой долговременной проблемой стало создание мощной строительной базы, которая позволила бы в перспективе перейти к полносборному строительству, когда строительная площадка стала бы площадкой сборочной, монтажной, на которой здания и сооружения можно было бы собирать из готовых деталей подобно тому, как на сборочном конвейере собираются автомобили. Управлением строительства совнархоза и государственным проектным институтом (ГПИ—2) были составлены технико-экономические обоснования (ТЭО), предусматривавшие такое развитие производственной базы, которое позволяло в 1965 году для всего экономического района 48% жилой площади строить в крупноблочном и крупнопанельном исполнении, а выпуск сборных железобетонных конструкций (кроме панелей) довести до 2080 кубических метров на миллион рублей СМР. ТЭО были утверждены в 1961 году, до упразднения Кировского совнархоза оставалось всего полтора года. Строительство базы растянулось на долгие годы. В 1965 году доля жилья из крупных панелей по области составила 9,7%.

Об уровне сборности зданий и сооружений можно судить по такому показателю, как выраженная в процентах от общей стоимости здания доля сборных конструкций «в деле» в тех же сметных ценах. В первой половине пятидесятых годов сборность строительства в тресте «Кировстрой», составлявшая в 1951 году 12,5%, росла медленно, но неуклонно, и в 1954 году достигла уровня 13,7%. В 1955 году, когда этим показателем стали оценивать состояние всего строительства, она увеличилась до 18,2%. В полукустарных условиях временных полигонов это было пределом возможного. Более интенсивно сборность стала расти в конце 1950-х годов, когда курс на индустриализацию строительства был признан и принят всеми подрядными организациями. Об этом говорят отчетные данные пи управлению строительства совнархоза.

Годы-------------------------------1958--------1959-------1960-------1961
Уровень сборности по-------------------------------------------------около
стройкам управления ----------15%--------23%---------32%-------40%
строительства---------------------------------------------------------(оценка)

По области в целом сборность все еще оставалась низкой и оценивалась, включая сельское строительство, в 12%.
В августе I960 года Кировский совнархоз с целью обмена опытом и пропаганды сборного строительства организовал выставку, показав на центральной площади города образцы серийно изготовляемых сборных деталей и конструкций, средства механизации строительных и монтажных работ, новый инструмент и приспособления рационализаторов. Выставлялись уже не мелкие детали перекрытий и балочки таврового сечения, рассчитанные на монтаж вручную, а многократно увеличенные — от железобетонных труб большого диаметра и пустотных панелей перекрытий до пятнадцатитонных фундаментных блоков под колонны главного здания ТЭЦ—4, комплексные (в сборе) трансформаторные подстанции, стеновые кирпичные блоки Стрижевского завода, кирпичные панели размером «па комнату» завода № 1, лестничные марши с площадками, плиты перекрытий с предварительным напряжением. Всеобщий интерес жителей вызывали фиброцементные плиты Нововятского ДСК, щитовые двери и оконные блоки с двойным остеклением, фрагмент одноэтажного дома из виброкирпичных панелей. У этих экспонатов в любые часы можно было увидеть заинтригованных кировчан.

Выставка подтвердила правильность курса на увеличение сборности. Она же определила и направление дальнейших усилий — укрупнение деталей, повышение их заводской готовности с целью исключения или уменьшения, по крайней мере, послемонтажных доводочных или отделочных работ. Плита перекрытия, стеновая панель — так «на комнату» или даже «на квартиру».

Практическую пользу укрупнения подтверждал и накапливаемый опыт. В 1961 году на строительстве механизированного прокатного стана «280» в Омутнинске строители СМУ—11 в полигонных условиях изготовили и установили железобетонные колонны весом более 20 тонн — максимально возможное укрупнение определяли лишь монтажные краны. На той же стройке за счет пакетирования трех панелей за один подъем перекрывали 21,6 квадратных метра площади цеха. На строительстве цеха кабельных бумаг фабрики «Красный курсант» впервые была построена целиком из сборных элементов и конструкций открытая силовая подстанция.

Здесь же вместо обычных монолитных железобетонных резервуаров для мазута по предложению начальника СМУ инженера Г. В. Николаева были выстроены резервуары с панельными стенами.

В соответствии с ТЭО в области создавались песчаные и гравийные карьеры, камнеразработки. Расширен и перепрофилирован на выпуск синтетических строительных материалов химпческий завод местной промышленности. В 1961 году был заложен завод крупнопанельного домостроения мощностью 70 тысяч квадратных метров жилой площади в год.

К концу планируемого семилетия завод и полигоны в Кирове, Омутнинске, Слободском, Вятских Полянах дали строителям сборных железобетонных конструкций в 5,8 раза больше, чем в 1958 году.

Годы------------------------------1959------1960-------1961-------1962-------1963-------1964-------1965

Производство сборных
железобетонных----------------30,3-------69,4-------92,5--------97,9--------119--------133--------151
конструкций (тыс. куб. м.)

В 1963 году комбинат крупнопанельного домостроения был построен. Ввод его в строй действующих предприятий стройиндустрии означал ни много ни мало — начало полносборного жилищного строительства и в городе и на селе. В следующем году, еще только осваивая непривычную кассетную технологию изготовления поперечных несущих стен и столь же новую стендовую технологию трехслойных наружных стеновых панелей, комбинат построил 12 восьмидесятиквартирных домов с жилой площадью тридцать семь с половиной, а в 1965 году — сорок две тысячи квадратных метров. Панель наружной стены состояла из трех слоев: первый, наружный — железобетонный, облицованный плиткой или каким-то другим способом обработанной внешней поверхностью; средний слой теплоизоляционный; третий слой — бетонный, на мелком заполнителе, с гладкой поверхностью, подготовленной под отделку.

За 1961—1965 годы государственные и кооперативные организации Кировской области выстроили жилые дома общей площадью 2113 тысяч квадратных метров, в среднем по 422,6 тысячи за каждый из этих пяти лет. За семилетие (с 1959 года) кировчане получили в благоустроенных квартирах свыше трех миллионов квадратных метров. 44% населения области улучшило за этот счет жилищные условия. Такого не было за всю историю области.

Взятый после 1954 года курс на индустриализацию строительства, специализацию строительных организаций, снижение стоимости строительства и экономию ресурсов, переход на новые серии проектов с экономичными квартирами, создание системы единого заказчика в крупных городах, метод «народной стройки» и другие меры, принятые после обсуждения на всесоюзных совещаниях по строительству, архитектуре и градостроительству в 1954, 1958 и 1960-х годах, оказались действенными и правильными.

С той поры прошло немало лет. Выросло новое поколение Изменились оценки. Нет-нет, да и услышишь в разговоре или даже в газете прочитаешь в адрес тех домов: и прихожая тесна, и кухни мала, и санузлы совмещенные, и высота подкачала. И название главное придумано: «хрущобы», и все. Трущобы хрущевских времен. А мне вспоминаются одноэтажные бараки военных и послевоенных лет, как муравейники заполненные; вьюга свищет — шлаковая засыпка осела давным-давно. Холодные стены по утрам в «зайчиках», и надо отрывать волосы, за ночь примороженные к ним... «Удобства» во дворе. Мне приходилось строить те кирпичные пятиэтажные дома и ломать те бараки. Представьте себе состояние семьи, переселяющейся в благоустроенный дом — с водопроводом, с ванной или душем, с центральным отоплением, с собственной кухней, с собственным, пусть и совмещенным туалетом! Это был праздник, и никто, никто не мог сказать о новой квартире худого слова. А «хрущобы» — это у тех, кто не знал лиха, кто признает только все готовенькое. Спасибо скажем мы домам той поры, что помогли с бараками справиться.

А что дома на коробки похожи, то верно. Выстроились в шеренгу — один, второй, третий... Тут прорабы на помощь пришли. Возьмут да и пустят немудрящий орнамент из красного кирпича вместо карниза, да в простенках между окнами какой-нибудь ромбик выложат. «Прорабская архитектура», — пожимая плечами, скажет архитектор. И вправду — «прорабская». Только вот «шеренгу» архитектор придумал. Домов-то много, можно и иное придумать. Нет, не отказались от «коридорной» застройки улиц, хотя уже в середине пятидесятых годов на смену ей пробивалась «свободная» планировка. Есть все-таки вина архитекторов в унылости наших улиц.

Рассказ об этом примечательном периоде можно было бы и закончить, но осталась не выясненной еще одна страница — о генеральном плане города. Как сложился он в послевоенные годы? Помнится, в 1941 году его так и не удалось утвердить, а война перечеркнула все его конкретные решения.

В 1954 году Госстрой утвердил новые строительные нормы и правила, в которых содержались и указания по проектированию городов. Как выяснилось, этих указаний оказалось недостаточно для проектировщиков: слишком общими они были. Поэтому в 1957—1958 гг. Госстроем был составлен еще один документ — «Правила и нормы планировки и застройки городов», вобравшие в себя и рекомендации СНиП и позднейшие указания из постановлений Совмина СССР и ЦК КПСС по строительству от 1955 и 1957 гг. Проект «Правил и норм» был вынесен на обсуждение всесоюзного совещания по строительству 1958 года.

Между тем проектный институт Ленгипрогор еще в 1952 году по договору с Кировским горсоветом приступил к разработке в сокращенном объеме проекта планировки и застройки г. Кирова и уже в 1954 году утвердил его в Совете Министров РСФСР. Составленный до выхода в свет строительных норм и правил, проект не соответствовал им. Надежд на возможность составления полноценных генеральных планов ни у горсовета города Кирова, ни у других больших городов просто не было: проектировщиков-градостроителей в стране не хватало, а из 845 городов в Российской Федерации генеральных планов не имели 300. В связи с постановлением правительства 1957 года план строительства жилищ на первые же годы семилетки был резко увеличен. Потребовалось срочно определить места для размещения добавленной в план жилой площади. Госстрой разрешил тогда облегченный вариант, предложив городам составить проекты размещения жилищного строительства на ближайшие три года, с 1958 по 1960. Разработанный для города Кирова «План размещения жилищного строительства», опубликованный в 1960 году.

Это был, конечно, лишь выход из положения, который не мог заменить продуманного на годы вперед плана развития города. Ленгипрогор продолжал проектирование; эта работа заняла у него еще 10 лет. В июле 1970 года план для города Кирова был утвержден Советом Министров РСФСР. Все это время город продолжал развиваться — увы! — без утвержденного генплана, который трижды подвергался корректировке. Изменения вносились в 1954, 1965 и в 1969 годах. Объективно они превращали генплан во второстепенный документ, лишь фиксирующий изменения, происходящие в застройке областного центра.

А. Г. Тинский.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство