крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Белохолуницкий район.

Белохолуницкий район.
Белохолуницкий район.


Белохолуницкий район находится в северовосточной части Кировской области. По северной и северо-западной границам Белохолуницкий район соседствует с Верхнекамским и Нагорским районами. С юга и юго-запада расположены Зуевский и Слободской районы. На востоке к его территории примыкает Омутнинский район, и совсем короткий участок границы принадлежит Фаленскому району. Административный центр -город Белая Холуница, расположен на крайнем юго-западном участке территории, приближенном к областному центру. Связь с городом Кировом осуществляется автотранспортом через город Слободской (82 км). Ближайшая железнодорожная станция - Слободское (45 км) на ответвленной дистанции Гирсово - Слободское северной дороги Киров - Котлас. Территория 5063,95 кв. км включает 1 поселковое и несколько сельских поселений. Население на 2002 год составило 23,232 тыс. человек, из которых в городе и поселках городского типа проживали 14,0 тыс. человек. Основной национальный состав населения - русские (95%).

Район был образован Постановлением ВЦИК РСФСР от 10 июня 1929 года. Часть территории позднее отошла к вновь созданному Поломскому району согласно Постановлению Президиума ВЦИК РСФСР от 23 января 1935 года. Укрупнение Белохолуницкого района произошло за счет присоединения части упраздненных Поломского и Шестаковского районов на основании Указа Президиума ВС РСФСР от 30 сентября 1955 года. Новое укрупнение случилось по Указу Президиума ВС РСФСР от 1 февраля 1963 года после ликвидации Слободского района. Когда по Указу Президиума ВС РСФСР от 12 января 1965 года Слободской район был восстановлен, в его состав вошла часть территории Белохолуницкого района и после этого разукрупнения его административные границы уже не менялись.

Географические условия и наличие природных ресурсов оказали решающее влияние на ход исторического развития района и его промышленно-экономический статус. Главная река Белая Холуница - левый приток реки Вятки - начинается на западных склонах Верхневятской возвышенности и имеет длину 168 км при площади водосборного бассейна 2800 кв. км. Сама Вятка на нескольких участках также протекает по территории Белохолуницкого района и служит естественной границей с Нагорским районом. Рельеф района отличается разнообразием, вызванным наличием водораздельных плато, которые входят в систему поднятий Вятского увала. В его северной и северо-западной части располагаются Поломское возвышение и Сырьянский вал - пологие складки древних осадочных пород. К юго-западу отходит аналогичная складка - Шихово-Чепецкий вал. Эти тектонические валы сильно разрушены и расчленены эрозионной работой поверхностных текучих вод. Поэтому для западной части района характерен рельеф возвышенных гряд, разделенных широкими низинами. В возвышенных складках залегают пласты известняков, часть из которых разрабатывается. В 1959 году в недрах Сырьянского вала обнаружена нефть. Поверхностные слои коренных отложений богаты глиной, а также содержат значительные запасы песчано-гравийной смеси. В восточной части района находятся открытые еще в середине XVIII века многочисленные месторождения железных руд, которые в настоящее время не разрабатываются.

Живописный рельеф местности в сочетании с богатыми лесными и водными ресурсами формирует запоминающийся пейзаж района. Особенно привлекателен он в окрестностях города Белая Холуница. Здесь находится самый крупный искусственный водоем Кировской области -Белохолуницкий пруд, площадь которого составляет 1600 га. Сосновый бор, превращенный в городскую лесопарковую зону, с запада и северо-запада непосредственно сливается с жилыми кварталами, красиво обрамляя песчаный берег пруда. Местами сосняк перемежается мелкими участками березняков и осинников. Полукольцо сосновых лесов, охватывая город, продолжается, прерываясь перелесками, вдоль северного побережья пруда. Возвышенная глинистая терраса противоположного берега пруда, лишенная такого обилия естественной хвойной растительности, располагает к восприятию раздольного пространства полей. Не напрасно же Великим Полем была названа большая деревня в тех местах.

Не менее впечатляющие видовые перспективы открываются с гребня Сырьянского вала, по которому проходит дорога от реки Вятки до села Прокопье. Особенно хороши бескрайние заречные пространства, где среди уходящей к горизонту густой темной зелени лесов мелькает серебряная лента реки. Ракаловский холм известен эффектным панорамным обзором Белохолуницкого пруда с западной стороны. Отсюда как на ладони просматриваются ландшафт противоположного берега водоема и просторная, залитая водой долина, обрамленная зеленым фоном заливных лугов.

* * *

Белохолуницкий район, полностью размещавшийся прежде на территории Слободского уезда, всегда являлся одной из коренных областей земли Вятской. Первые поселения новгородцев по берегам верхней Вятки, одними из которых были города Слободской и Шестаков, активно распространялись в XVI веке по окружающим землям и по берегам рек в виде починков и слобод. Формирование и строительное развитие получили в то время наиболее старинные села района - Полом (Вобловица, 1553), Сырьяны (Сырьяно-Николаевское, 1557) и Троица (Холуницкое-Троицкое, 1591). Два первых были основаны на реке Вятке при впадении в них небольших речек Вобловицы и Васильковки, что само по себе определило характер их планировки. Село Вобловица находилось на невысокой, изрезанной оврагами прибрежной террасе, ландшафт которой способствовал живописному распределению застройки. Улица в поселении Сырьяны, вписанная в сложный рельеф высокого мысового берега, отличается двухрядным размещением усадеб и наличием культового комплекса на участке ее перелома. Село Хол
ницкое Троицкое образовалось на берегу Черной Холуницы рядом с комплексом построек Холуницкого-Верховятского монастыря. Обитель была закрыта еще в середине XVIII века, ее старинные деревянные постройки не сохранились, но поселение, бывшее заметным транзитным пунктом на Кайском тракте, разрослось в крупное село. Одним из самых старых поселений в районе является и деревня Ракалово, время основания которой относится к середине XVI века. Примечательное расположение поселения на вершине холма невдалеке от развилки двух дорог определило специфику его застройки как транзитной ямской станции и административного центра обширной волости.

Комплексное сельское строительство в XVII веке оставило несколько поселений, одни из которых впоследствии разрослись в крупные центральные усадьбы колхозов и совхозов, а другие стали просто небольшими дачными поселками. Всехсвятское (Сырьяно-Всехсвятское, 1605), Прокопье(Сырьяно-Прокопьевское, 1606), Пантыл (1622), Елёво (Петропавловское, 2-я пол. XVII в.), Кинчино (Кинчинское Троицкое, 1671), Вохма (Успенское, 1682, не сохр.). Каждое из них в свое время объединило в один приход группу из нескольких хуторов и починков, причем процесс каждого такого объединения проходил естественным путем по мере увеличения численности населения, удаленности конкретного места от уже существовавших приходов и других демографических, природных и канонических признаков. В архитектурно-планировочном отношении храм ставился, как правило, на новом, специально выбранном для этого случая месте, в окружении которого первые десятилетия существования прихода селился только церковный причт и находился погост. Неоспоримым визуальным преимуществом таких участков был и остается привлекательный ландшафтный фактор. Комплексы приходских сооружений с храмом, доминирующим в окружающем пространстве, располагались на заметных поднятиях рельефа, воспринимались с дальних обзорных точек при подходе или в перспективе речной долины. Иногда местная легенда рассказывает и о чудесном перенесении окладных венцов храма на другое, не столь эффектное, но Богом уготованное место (храмовые комплексы в селах Сырьяны и Всехсвятское).

В течение XVIII столетия росли и застраивались деревни и села, образованные в прошлом веке, возникали новые поселения. Деревенька Федосеевская (Федосята) упоминается в путевых записях шихтмейстера А. С. Ярцова еще до закладки Климковского завода. Деревня Быданово (поч. Быдановский, 1781), отмеченная в числе старинных поселений района, относилась к приходу села Вохмы. Село Соловецкое (Иванцево) было основано на пути в Полом в 1716 году.

* * *

Самый важный исторический период в развитии зодчества Белохолуницкого района приходится на XVIII век. В первую очередь это связано с началом каменного строительства и развитием металлургической промышленности. Использование кирпича при возведении храмов с конца 1740-х годов позволило сохранить материальную основу нескольких культовых памятников, ставших заметным явлением в истории церковного зодчества Кировской области. Активное освоение железорудных богатств и сооружение комплексов горных заводов, начавшееся в 1760-е годы, сделали Слободской уезд на первом этапе его индустриального развития одной из металлургических областей Российского государства.

Относительная экономическая стабильность, которая поддерживалась в регионе со второй половины XVIII века и, безусловно, оказывала влияние на развитие строительства, сложилась здесь благодаря хорошо развитой промышленной отрасли. Однако одной из важных предпосылок укрепления значимости местных торговых отношений еще до разведки богатых рудных месторождений стал большой Сибирский тракт, маршрут которого с середины XVII века пролегал по современным землям Белохолуницкого района. Наиболее важными пунктами на трассе государевой дороги были села Сырьяно-Николаевское (Сырьяны), Всехсвятское, Иванцевское, деревня Высоковская (Высоково), село Троица, переправы через Вятку и другие крупные реки. Далее через поч. Воронинский тракт уходил к селу Екатерининскому, что рядом
с Кирсинским заводом и затем - на Кай. В дальнейшем наличие этой коммуникации способствовало разведке и освоению в той местности богатых залежей железной руды. После официального закрытия дороги в 1754 году, что было связано с переносом маршрута из Москвы в Сибирь через Казань, холуницкий отрезок пути продолжал играть значительную роль, связывая промышленно развитые районы северо-востока губернии с Вяткой. В воспоминаниях А. С. Ярцова, проводившего в первой половине 1760-х годов геологические железорудные изыскания в долинах рек Белой и Черной Холуницы, сохранились интересные географические сведения о территории района. Так, на дороге, соединявшей уездный город Слободской с местом закладки Холуницкого завода, почти не было селений. Имелась почтовая заимка и верстах в трех от реки - одна небольшая казенная деревенька (предположительно - Федосята). Следует отметить, что на активность местных предпринимателей изменение трассы сибирского пути не повлияло: уроженец деревни Вагино слободской купец К. А. Анфилатов еще в первом десятилетии XIX века вступил в торговые отношения с Северо-Американскими Штатами.

История зарождения металлургии на северо-востоке Вятской земли восходит к началу XVIII века, хотя попытка строительства первого доменного завода была предпринята еще в XVII веке. Вначале монахи Верховятского Преображенского монастыря (Екатерининская пустынь) с помощью приглашенного специалиста-практика начали выделку железа кустарным горновым способом. Затем, около 1698 года, на монастырских землях у речки Чудовки хлыновский купец, «рудокопии комиссар» И. В. Трапицын устроил доменную печь для плавки чугуна, но этот завод просуществовал недолго. В 1729 году другой купец -- Г. М. Вяземский, построил на речках Большой и Малый Кырсь чугунолитейный и железоделательный Кирсинский завод -- первое металлургическое предприятие на вятской территории, с пуском которого местные торговцы перестали покупать железо у пермских заводчиков.

Холуницкие заводы были основаны по Указу Государственной Берг-Коллегии от 21 марта 1761 года. Обстоятельством, послужившим причиной появления этого важного документа, стало открытие секретарем главной межевой канцелярии Л. А. Челбышевым «в Казанской губернии Вятской провинции Слободского уезда Сырьянской вотчины у деревни Исаево при речке Песчанке что под Чердынским лесом в казенных пустопорожних и принадлежащих Вятскому архиерею землях» больших залежей железных руд. Эти земли и право на разработку полезных ископаемых приобрел генерал кригс-комиссар А. И. Глебов, договорившись на определенных условиях с епископом вятским Варфоломеем и подав соответствующее прошение в правительство.

Ко времени образования Вятского наместничества в 1780 году на его территории работало 15 горных заводов, часть из которых составляли предприятия Холуницкого округа. В их состав в то время входили Климковский чугуноплавильный (1762) и Холуницкий железоделательный и чугунолитейный (1764) заводы, построенные А. С. Ярцовым. Кроме того, в 1769 году А. И. Глебов начал строительство Чернохолуницкого чугуноплавильного и железоделательного завода, но по техническим причинам (прорыв плотины весенним паводком) пуск предприятия был отложен до 1810 года. В XVIII-XIX веках Холуницкие заводы входили в Уральский горнозаводский округ с центром в Екатеринбурге, и с 1798 года техническое и административное руководство их деятельностью осуществлялось Главным Верх-Исетским заводским правлением. К этому времени горные заводы Вятской губернии, главным преимуществом которых была приближенность к центру, в совокупности давали весомую десятую долю всей металлургической продукции России тех лет.

Следующий этап в истории Холуницких заводов связан с созданием в начале XIX века дополнительных промышленных предприятий --заводов-спутников, что привело к укреплению и расширению производственных комплексов по выплавке и переработке чугуна. Первым из таких предприятий стал Боровский чугуноплавильный завод (1800, не сохр.), заложенный на речке Боровке недалеко от Климковского завода. Далее были основаны Богородский (1813, не сохр.) и Нижне-Троицкий (1815, не сохр.) железоделательные заводы, вспомогательные Главнохолуницкого завода. В 1886 году очередной владелец Холуницких заводов приобрел Верхне-Залазнинский, Нижне-Залазнинский и Залазнинско-Белорецкий чугунолитейные и железоделательные заводы, построенные в 1771 году в Глазовском уезде (совр. Омутнинский р-н Кировской обл.). Промышленный кризис, который разразился в начале XX века, и малая эффективность выработки рудных месторождений, не отвечавшая уже требованиям тех лет, привели к закрытию и перепрофилированию заводов.

Промышленность и связанная с ней хозяйственная деятельность непосредственно влияли на формирование искусственного ландшафта окружающих территорий. Кроме природных участков с бесспорной пейзажной привлекательностью (пруды), мест по лесным вырубкам и выжиганию древесного угля, важной составляющей Холуницкого горнозаводского комплекса было рудокопное хозяйство, сосредоточенное при Климковском, Боровском и Чернохолуницком предприятиях. По данным 1839 года, оно состояло из 173 рудников, среди которых на долю двух первых заводов приходилось 68. Поскольку разброс мест добычи и расстояние от заводов были достаточно велики (от 4 до 105 верст), разработка производилась только на 29 рудниках. Железные руды залегали на небольшой глубине от 4 до 15 арш., а содержание металла в них было недостаточно высоким - от 30 до 40%. Тем не менее слабое обогащение руды компенсировалось высоким качеством вырабатываемого железа. Добыча руды велась в основном способом закладки шурфов. На Осиповском и Нашинском рудниках, принадлежавших Климковскому заводу, где руда залегала глубже, разработка осуществлялась посредством устройства штолен. Штольни, находившиеся на возвышенностях, оборудовались небольшими вентиляционными шахтами и дренажными канавами, позволявшими выводить грунтовые воды на поверхность. Ежегодная добыча руды доходила до 900 тыс. пуд. и производилась в основном по договорам вольнонаемными крестьянами из разных уездов губернии.

Подсобное сельское хозяйство, бывшее при заводах, развивалось одновременно с ростом населения и его запросами. Кроме таких традиционных сельскохозяйственных занятий, как хлебопашество и животноводство, обеспечивавших снабжение продовольствием, крестьяне окрестных деревень занимались по найму пчеловодством, садоводством, возделывали овощные огороды. Особое внимание уделялось поддержанию и восстановлению лесного фонда как одного из главных природных богатств холуницкого края. Развивались охота, сбор боровых грибов и ягод, а рыболовство на прудах приобрело промысловый характер.

* * *

Своеобразный ландшафт заводских поселений формировали промышленные сооружения, наиболее специфичными из которых были доменные печи и сопутствующие им технологические постройки. Высота типовой доменной печи, распространенной на старых уральских заводах, от лещади до колошника составляла 18 арш., ширина в распаре - 4 арш. 8 верш., а в колошнике - 3 арш. 6 верш. Горновая часть выкладывалась из камня от лещади высотой на 3 арш. Непосредственно над горном набивались из глины заплечики, высота которых также доходила до 3 арш. Доменные печи с такими параметрами применялись на Климковском, Боровском и Чернохолуницком чугуноплавильных заводах Холуницкого горного округа. Суточная производительность печи составляла от 500 до 600 пуд. чугуна. Из 100 пуд. железной руды выход чугуна достигал 34-35 пуд. Ежегодная выплавка чугуна могла доходить до 315 тыс. пуд., из которых при переделке на Холуницком заводе получалось до 250 тыс. пуд. и более железа в заготовках. После переработки железных болванок в сортовое и листовое железо товарный вес изделий исчислялся до 180 тыс. пуд. Так, с 1833-го по 1838 год выделка железа разных сортов возросла с 160400 до 190000 пуд. Доставка продукции на Нижегородскую ярмарку осуществлялась по большой воде в начале навигации на специальных судах - коломенках. Коломенки длиной 18, шириной 4 саж. брали на борт до 10 тыс. пуд. груза каждая. Эти деревянные суда разового использования, напоминавшие грузовые баржи, строились непосредственно при заводе в количестве до 15 и более. При благоприятно и выгодно складывающихся коммерческих условиях валовой сбыт заводской продукции приносил ежегодно более 750 тыс. руб. Изменения в конструкции и технологической оснастке доменных комплексов произошли в начале 1890-х годов. В результате технических экспериментов, которые проводились горным инженером М. А. Павловым на Климковском заводе, направленных на повышение производительности плавки, форма и параметры печи, усовершенствовались. Эффективность от этих изменений привела к увеличению выхода чугуна в два раза.

Памятники культовой архитектуры Белохолуницкого района, включая утраченные, настолько интересны и разнообразны, что вполне могли бы проиллюстрировать почти всю историю кирпичного церковного строительства на территории Кировской области. Здесь отсутствуют только храмы самого раннего периода, относящиеся к «первой волне» каменного зодчества конца XVII - начала XVIII веков. По времени создания и принадлежности к определенным стилевым направлениям культовые постройки района можно разделить на шесть групп.

Группу наиболее ранних из них составляют: церковь Николая Чудотворца 1747-1754 гг. в селе Сырьяны, Спасская церковь нач. 1750-х - 1767 гг. в селе Полом, храм Всех Святых 1765-1768 гг. (мастер Г. Тебеньков) в селе Всехсвятском, церковь Вознесения 1767-1773 гг. в селе Прокопье и несохранившаяся первая церковь Зосимы и Савватия 1752-1760 гг. в селе Иванцево. Два первых храма объединяет общий контекст декоративной схемы фасадов, сдержанный сюжет которой показывает первую стадию в развитии местного барокко, предвосхищая переход к ярким архитектурным произведениям так называемого «вятского барокко». Вид промежуточной композиции в этом ряду принадлежит памятникам в селах Всехсвятском и Прокопьевском, в оформление фасадов которых вплелись и вариации «каменного узорочья» более раннего периода и свойственные первым двум памятникам скромные барочные элементы Далее следует выделить два ярусных храма, время создания которых вписано в один из наиболее значимых периодов истории вятского зодчества. Церковь Дмитрия Солунского 1773-1787 гг. в селе Пантыл Гурёнского с/п (подрядчики А. М. Окулов, П. Тупасов) принадлежит к ряду наиболее интересных памятников «вятского барокко» в области. Другой, Троицкий храм 1777-1783 гг. (несохр.) из села Кин-чино Федосеевского с/п, тоже вписывался в эту группу, но его отличал несколько архаичный облик завершающей части четверика. Великолепным образцом местного барокко являются ворота 1786 г. церковной ограды в селе Сырьяны, руинированное состояние которых не умаляет высокой художественной значимости этого памятника. К той же стилевой группе следует отнести две отдельно стоящие колокольни, которые играют важную роль в формировании храмовых комплексов сел Сырьяны и Всехсвятское. Лаконичное конструктивное начало столпа сырьянской колокольни 1770-1773 гг. восьмериком от земли получило продолжение в виде замысловатых декоративных мотивов, отразившихся в облике другой колокольни 1783-1784 гт. из села Всехсвятского, архитектура которой восьмериком на четверике соответствует типологии более поздних звонниц.

Этап перехода от барокко к классицизму, связанный с использованием при строительстве архитектурных проектов, запечатлен на примере следующей группы из двух храмов. Церковь Троицы 1798-1803 гг. (не сохр.) при Холуницком заводе, которая была построена по проекту первого вятского губернского архитектора Ф. М. Рослякова, где сохранен традиционный для региона планировочный тип, отличалась новаторством композиционного решения объема храмовой части (цилиндр от земли). Другой объект того же автора, но восьмериком от земли - Троицкая церковь 1804-1808 гг. в селе Троица, интерпретирован народным подрядчиком в более свободной исполнительской манере. Сюда же следует включить единственный и добротный образец провинциального классицизма - церковь Спаса 1833-1835 гг., построенную в Климковском заводе. Имени зодчего не сохранилось, но им мог быть А. П. Петровский, занимавший в те годы должность архитектора при заводах Холуницкого округа. Несохранившийся храм Софии и трех ее дочерей Веры, Надежды и Любови из б. села Вохма был построен в 1841 (1847) гг. и также мог относиться к этой группе, однако изображения его не сохранилось, и подтвердить это предположение пока не представляется возможным.

Четвертая группа памятников включает храмы периода эклектики 50-80-х гг. XIX в.: церковь Воскресения 2-й пол. 1850-х - 1861 гг. (не сохр.) и кладбищенский храм Всех Святых 1864-1868 гг. на Холуницком заводе и Зосимо-Савватиевская церковь 1883-1889 гг. в
селе Иванцево. Первый из них, построенный по проекту инж.-арх. А. С. Андреева, выделялся не только внушительным объемом, но и богатством фасадного декора, выполненного с использованием местного белого камня. Третий храм отличается центричностью плана и монументальностью объемной композиции (арх. В. М. Дружинин). Небольшая кладбищенская церковь, заложенная по инициативе управляющего В. С. Пятова, является перестроенной часовней, западная часть которой была дополнена колокольней.

В последнюю группу входят храмы, созданные в первое десятилетие XX века. Они отражают вкусовые предпочтения русско-византийского (церковь Троицы 1902-1911 гг., арх. И. А. Чарушин в б. с. Вагино Всехсвятского с/п) и русского (церковь Петра и Павла, 1907 г., арх. В. М. Дружинин в б. с. Елёво Климковского с/п; часовня 1897 г., арх. В. А. Косяков в Холуницком заводе, не сохр.) стилей.

* * *

Типологически храмы Белохолуницкого района более однородны. Подавляющее большинство из них принадлежит самому распространенному в сельских приходах продольно-осевому планировочному типу с последовательным расположением составляющих объемов. Даже те из них, которые первоначально строились с иным композиционным замыслом, со временем приобрели ту же планировочную схему. Так, Воскресенский храм в Холуницком заводе изначально был построен с традиционным крестово-купольным планом и отдельно стоящей колокольней. Путем объединения с последней «крытым коридором» в 1901 году он получил иные планировочные черты. То же произошло с кладбищенской церковью Всех Святых, основу которой составляет центрическая часовня в форме креста, к западной ветви которого в 1887 году была пристроена колоколенка. Храмовая часть центрического характера превалирует в композиции плана Троицкой церкви села Вагино. Однако здесь колокольня с палатками и переходом-трапезной по проекту архитектора была устроена первоначально. Идеально центрическим остался только храм Зосимы и Савватия.

Среди продольно-осевых планировочных схем встречаются примеры с асимметричным расположением теплых приделов. Одним из них служит Всехсвятский храм с северным приделом, объем которого сохранился в пространственной композиции памятника. Два других подобных объекта - церкви Спаса в с. Полом и Вознесения в с. Прокопье - при реконструкции 1910-х годов получили симметричную планировку трапезных, вобравших в свой новый объем первоначальные южные приделы. Оригинальность размещения Про-копьевского придела при Вознесенском храме состояла еще и в том, что его северная стена не совпадала с храмовой, а была смещена в южном направлении.
Наиболее эффектным объемным построением завершений является ярусный тип, включающий два последовательно уменьшающихся световых восьмерика на кубическом основании холодного храма. Самыми выразительными в ряду подобных памятников являются Дмитриевский в с. Пантыл и Троицкий в с. Кинчино(не сохр.), световые восьмерики которых изначально составляли единый конструктивно-композиционный прием завершения. Двухъярусная фонарная надстройка Николаевской церкви в Сырьянах появилась в 1776 году - на двадцать лет позднее постройки четверика. Первоначально его завершала деревянная «курма» (следует понимать - крыша кубоватого типа. - Авт.), но когда она обветшала, верх четверика был полностью перестроен в соответствии со стилевым вкусом тех лет.

Перестройка 1838 года постигла деревянное завершение и Вознесенской церкви в Прокопье. Но здесь рубленый объем был значительно крупнее и имел форму «осьмерика». Учитывая, вероятно, незначительность кубического основания, которое по параметрам является самым миниатюрным в районе, и исторический период проведения работ, подрядчик надстроил четверик полноценным восьмериком с высоким, прорезанным люкарнами сводом и световым фонарем в завершении. Крупный неправильный восьмерик, а точнее - четверик с диагональными сторонами, завершенный декоративным пятиглавием, составляет второй ярус света Петропавловской церкви в с. Елёво. Другой вид полновесного ярусного завершения представляют многогранный (Троицкая церковь в б. с. Вагино) и цилиндрические (на Зосимо-Савватиевском, кладбищенском Всехсвятском и Спасском Климковского завода храмах) световые барабаны, увенчанные одноглавием. Традиционным световым пятиглавием обладала одна Воскресенская заречная белохолуницкая церковь. Оригинальные высокие барочные завершения кровель, снабженные переломом и глухими декоративными фонарями, имели храмы в селах Полом и Всехсвятское.

Колокольни при храмах начали строиться в основном с начала XIX века. Их закладка на некотором расстоянии от западного фасада церкви совпадала, как правило, с продольной осью храма. Затем колокольни вливались в общий объем при реконструкции и расширении храмов путем строительства крытых переходов, удлинения трапезных и пристройки палаток. Редким исключением на общем фоне остаются отдельные колокольни в селах Сырьяны и Всехсвятское - самые ранние культовые сооружения-памятники такого типа. Их возведение на значительном относе к юго-западу от церквей могло предполагать своеобразную памятную отметку исторических мест, где в былые годы стояли первые приходские рубленые храмы.

Вознесенский храм села Прокопье служит другим нехарактерным примером компоновки колокольни (1802-1807) относительно общей композиции церковного плана. Здесь, судя по сохранившимся фрагментам нижнего яруса колокольни и фотографиям начала XX века, сделанными до реконструкции, привязка столпа совпадала с осью южного придела. Сам теплый придел вместе с трапезной был сдвинут в южном направлении относительно оси холодного храма, причем настолько, что это позволило даже устроить портал в западной стене четверика. С учетом общей ширины западного фасада Спасской церкви, включающим южный придел, была центрирована закладка колокольни (рубеж XVIII - XIX вв., арх. Ф. М. Росляков (?) в селе Полом. Строительство колоколен в селах Кинчино (1800-е гг., арх. Ф. М. Росляков (?), Пантыл (1824) и при других более поздних храмах уже не выделялось особенностями привязки.

Объемное построение колоколен варьировалось с неменьшим разнообразием. Наиболее распространенный тип - «восьмерик на четверике» - представлен в идеальном виде в сельских Всехсвятской, Поломской и Троицкой при Холуницком заводе колокольнях. На Пантыльской, Кинчинской, Прокопьевской, Елёвской колокольнях он присутствует как промежуточный подтип «четверик с диагональными гладкими (или заоваленными) сторонами на четверике». Этот же тип, но от земли, характеризовал колокольню при Воскресенском храме Холуницкого завода. Едиными монолитными столпами выделяются Сырьянская колокольня-башня (восьмерик от земли) и кладбищенская Белохолуницкая (вытянутый четверик). Схему колоколен в Троице и Вагино определить не представляется возможным.

Одним из важных периодов формирования объемно-пространственных композиций белохолуницких храмов являлись десятилетия рубежа XIX-XX веков. Эти годы были связаны с работами по реконструкции и расширению большинства исторических церковных зданий, полезная площадь которых перестала удовлетворять приходским потребностям по вместимости. Перестраивались, как правило, только теплые храмы, располагавшиеся в трапезных. При этом они удлинялись за счет пристроек западных палаток, а некоторые соединялись с колокольнями путем строительства крытых переходов. За короткий временной промежуток были отстроены заново теплые храмы с комплексом палаток Николаевской церкви в Сырьянах (1896-1901, арх. И. А. Чарушин), Спасского храма в Поломе (1913, арх. М. А. Бухголыд) и Вознесенского в Прокопье (1911-1913, арх. И. А. Чарушин), Троицкого в Холуницком заводе (1899-1902, арх. И. А. Чарушин). Менее масштабными достройками - устройством палаток, притвора или перехода - завершились работы на Всехсвятской церкви одноименного села (1893-1904), Дмитриевской в Пантыле (1901), Троицкой в Кинчино (1906-1914) и Воскресенской Хо-луницкого завода (1901). Обсуждению вопросов, связанных с сохранением историко-архи-тектурных особенностей отдельных храмов и выработке соответствующей правильной методики производства работ, были посвящены заседания ИАК. Рассматривались и обсуждались проекты переустройства Вознесенской церкви в Прокопье, Троицкой - в Кинчино, Спасской - в Поломе.

* * *

В районе не сохранилось ни одного деревянного культового архитектурного памятника, и сведения об их облике весьма скудны. Рубленые храмы, как правило, строились в первую очередь при образовании сельского поселения и открытии прихода, а по истечении срока эксплуатации («по ветхости») разбирались, уступая место долговечным церковным постройкам из кирпича. Другие гибли в огне многочисленных пожаров, а потом отстраивались заново. Исключительным примером на этом фоне является история деревянного храма Петра и Павла 1752-1762 гг. из бывшего села Елёво Климковского с/п, который не только не был снесен, но просуществовал совместно с каменным до 1930-х годов. Судьба этого памятника стала даже предметом обсуждения одного из заседаний ИАК в 1908 году, на котором особый интерес вызвал его барочный иконостас. Сам же храм, судя по сохранившимся фотоснимкам, представлял собой характерный для региона простой клетский тип приходской церкви, не столь древняя постройка которого совпадала по времени с закладкой первых кирпичных церквей в районе.

Другой иконографический документ отразил облик Манигорской часовни 1897 г., которая стояла в лесу над источником близ Климковского завода. Простейший вид этой поздней постройки, созданной по образцовому проекту, дополненному галереей, свидетельствует о преемственности традиций создания небольших часовен-однодневок («обыденок») в память о выдающихся исторических событиях. В данном случае поводом послужил приход на царский престол Николая II.

Интересно описание Успенского деревянного храма нач. XVIII в., которое составил и опубликовал археолог А. А. Спицын в 1891 году. Церковь из бывшего села Вохма Быдановско-го с/п стояла на высоком подклете, имела два престола, один из которых, южный, был теплым. В объемной композиции выделялся четверик холодного храма, имевший явно перестроенное «куполообразное» завершение на восемь скатов. Оборудованный печью теплый придел, как следует понимать, занимал часть обширной трапезной, под общую кровлю с которой был подведен и притвор той же ширины. Располагался притвор на консолях-помочах, которые подпирались стойками. В притвор вела лестница с одним всходом, устроенным с северной стороны. Этот документ подтверждает распространение утилитарных планировочных решений при строительстве деревянных храмов, не выделявшихся композиционным разнообразием. Тот же автор, без описания подробностей, указал на имевшиеся в селе Иванцевском остатки деревянной колокольни XVIII в., от которой к тому времени сохранился только сруб нижнего яруса.
Наиболее ранние сведения о первых деревянных храмах связаны с упоминаниями о формировании начальных православных приходов на территории района. О церкви Ильи Пророка «на Вобловичах», без информации о ее сезонности, становится известным с сер. XVI в. Через столетие там же строится Спасский храм с тремя престолами, один из которых был зимний. Примерно с того же времени ведется история комплекса церквей Георгия и Николы в селе Сырьяно-Николаевском. Позднее на месте летнего Георгиевского храма была возведена каменная колокольня, а на участке Николаевской церкви - одноименная кирпичная. Таким образом, мы можем наглядно представить пространственное расположение объектов относительно друг друга, их привязку на местности. Подобная планировочная схема могла лечь в основу формирования храмового комплекса села Сырьяно-Всехсвятского в нач. XVII в. Но здесь известно лишь об одной деревянной церкви во имя Рождества Богородицы с теплым Всехсвятским приделом. Тот же канонический порядок был использован северянами, поселившимися на территории Сырьянского стана и создавшими храм Прокопия Устюжского, перестроенного позднее на два придела.

К более позднему периоду относится возведение рубленых церквей в селах Пантыл, Иван-цево и Кинчино. Церковный комплекс в селе Кинчино возник с постройкой теплой Златоустовской церкви в 1744 году, которая дополнила имевшийся уже летний Троицкий храм. До этого в селе Пантыл в первой пол. XVII в. был заложен Дмитриевский храм, перестроенный на рубеже XVIII в. Вскоре построили Зосимо-Савватиевский храм в Иванцеве. В тот же строительный период XVIII в. появились церкви в Холуницком заводе (Троицкая), упоминавшаяся уже елёвская Петропавловская и вторая Троицкая церковь в селе Холуницком Троицком.

Об истории храмоздательства в последнем селе стоит сказать особо. Вначале здесь в конце XVI в. был основан Троицкий Холуницко-Верховятский мужской монастырь, первым строителем которого был игумен Евфимий. Кроме двух церквей - летней и зимней, в комплекс монастыря входили монашеские кельи, съезжая изба, звонница, хозяйственные и другие деревянные постройки. Никаких сведений о габаритах строений и их взаимном расположении не сохранилось. Монастырь дважды закрывали: вначале в 1725-м на два года с переводом штата в город Слободской, затем при общероссийской секуляризации - в 1764-м. В память об этой обители Холуницкий завод называли поначалу Ново-Троицким.

Одна из самых поздних деревянных церквей -- Троицкая -- построенная, вероятнее всего, по образцовому проекту, появилась в 1879 году в селе Вагино.

Жилые и хозяйственные деревянные постройки в районе, составляющие архитектурно-исторический и этнографический интерес, представлены несколькими комплексными группами памятников. Заповедником традиционного приуральского зодчества являются отдельные улицы жилой застройки Климковского завода. Специфический облик этих домов -- обычных срубов и шестистенков, выделяется укороченным коньком над высокой четырехскатной кровлей, приподнятыми над землей окнами, обширным подклетом, отсутствием декора. Наиболее старые постройки относятся к 60-м годам XIX века. Более поздние, но не менее интересные постройки рубежа XIX - XX веков сохранились в деревне Корюшкино Великопольского с/п. В качестве одного из этих памятников приведен дом А. М. Шмакова, облик которого наиболее полно отражает состояние крестьянского быта того исторического периода. Массовая жилая деревянная застройка в районе в целом относится к 70-80-м десятилетиям XX века с превалирующим использованием бруса в качестве основного строительного материала, плохо увязана с плотницкими традициями прошлого столетия и научного интереса не представляет.

* * *

Отдельная страница в истории архитектуры района принадлежит зданиям народного образования, строительство которых финансировалось уездным земством, приходскими советами и государством. Значительные средства на открытие школ тратились меценатами, которыми выступали в основном владельцы заводов и управляющие. Учебные заведения в селах начали открываться во второй половине XIX века, но наиболее массовое строительство новых школьных зданий и капитальная перестройка существовавших приходится на рубеж XIX-XX веков. В селах находилось, как правило, по две школы: земская и церковно-приходская. Сеть начальных учебных заведений распространялась и в крупных деревнях. Заводы -- Холуницкий и Климковский -- становятся образовательными центрами, где формирование новых школ и улучшение качества обучения становится делом чести их владельцев.

Деревянные одноэтажные, полукаменные, кирпичные одно- и двухэтажные школьные здания не выделялись сложностью конструктивных и архитектурных решений. Земское училище кон. XIX - нач. XX вв. в д. Быданово и церковно-приходская школа кон. XIX в. в с. Всехсвятском внешне напоминают деревенские жилые дома с простой планировкой. Учебный комплекс, состоящий из двух каменных зданий -- од-ноэтажного и двухэтажного, сохранился в с. Пантыл: земская школа 2-й пол. XIX в. и церковная школа 1898 г. Одна из лучших школ, построенная по проекту И. А. Чарушина в 1895-1897 гг., находится в селе Сырьяны.

Методическими пособиями, которые использовались на местах при подготовке проектов для строительства школьных зданий, были издания: книга «Народная школа» (1885), рассматривавшая санитарно-гигиенические стороны организации учебного процесса, руководство архитектора А. Н. Козлова «Проекты планов и фасадов для построек сельских, церковно-приходских и земских школ» (1895); альбом синодального архитектора Никонова «Примерные планы церковно-приходских школ» (1892) с «объяснением». К каждому из рекомендованных в последнем альбоме проектов была предпослана примерная смета расходов на все виды строительных работ применительно к «Высочайше утвержденному Урочному Положению». По опубликованным сведениям, в селе Всехсвятском в 1905 году на средства земства и частичное субсидирование министерства народного просвещения (1800 руб.) было построено новое здание для размещения двухклассного училища. Одноэтажное деревянное училище отвечало действовавшим тогда «всем правилам школьной гигиены». Квадратное в плане (13 на 13 саж.), из отборного соснового леса на кирпичном цоколе, здание включало четыре просторные классные комнаты, «рекреационную залу», общежитие на 50 учащихся, четыре «квартиры для учителей», помещение для библиотеки и две кухни. При высоте потолков в 5 арш. «объем воздуха достигал до 1 куб. саж. на учащегося». Большие окна (длиной до 3 арш.) обеспечивали хорошую естественную освещенность классов. Кроме общеобразовательных дисциплин, при школе были организованы мастерские по столярному делу, плетению корзин и переплету книг. Следует отметить, что здание в своем качестве прослужило без капитальных ремонтов до 90-х годов XX века.

* * *

К созданию проектов для возведения гражданских, культовых и промышленных сооружений на территории Белохолуницкого района в разные годы привлекались ведущие зодчие Вятки. Начиная с первого губернского архитектора Ф. М. Рослякова, здесь трудились А. П. Петровский, А. С. Андреев, В. М. Дружинин, М. А. Бухголыд, И. И. Горбунов, И. А. Чарушин. Из числа тех подрядчиков каменных дел, которые создавали свои архитектурные произведения в середине и второй половине XVIII века, нам известны имена П. Тупасова, А. М. Окулова и Г. Тебенькова, а в более поздние времена - А. Ф. Частова, А. С. и П. С. Рыбаковых. Главным строителем плотин и первых заводов был А. С. Ярцов. Значительный вклад в развитие российского промышленного строительства на базе местного производства внесли В. С. Пятов и М. А. Павлов. Дореволюционный период был отмечен также использованием проектов столичных архитекторов В. А. Косякова и А. Н. Померанцева. В дальнейшем при строительстве и реконструкции гражданских и промышленных объектов пользовались индивидуальными и типовыми проектами П. Г. Погудина, К. Бартошевича, других инженеров и архитекторов.

Главная роль в организации и финансировании строительства отводилась владельцам заводов, для деятельности которых было важно не только усовершенствование технологии и реконструкции производства. Среди них наиболее весомый вклад в архитектурное формирование городской среды внесли И. С. Яковлев, А. П. и А. Д. Пономаревы, И. А. и А. Ф. Поклевские-Козелл. Инициатива в осуществлении созидательных и благотворительных замыслов, контроль и ответственность за исполнением подрядов целиком лежали на обязанности управляющих, таких, как В. С. Пятов и А. А. фон Зигель. Они же в основном являлись главными меценатами и организаторами благотворительных акций, при активной финансовой и организационной поддержке которых были построены храмы, общественные здания, школы, больницы. Наиболее значительные перемены в формировании поселения, определившие архитектурный облик его застройки, стал период 1890-х годов, связанный с деятельностью И. А. Поклевского-Козелл и управляющего А. А. фон Зигеля.

Владельцы оказывали значительное благотворное влияние и на культурный уровень жизни местного коренного и приезжего населения, социальный и общественный статус завода как индустриального, а следовательно, передового поселения, формирование местных традиций и его благоустройство. В своих воспоминаниях академик М. А. Павлов отмечает особую атмосферу светских правил, привитую на заводе с приходом во владение предприятием династии поляков Поклевских-Козелл. Отдавая предпочтение при приеме на инженерную и управленческую службу своим соотечественникам, они невольно способствовали культивированию европейского этикета в отношениях коллег. Холу-ницкий завод становится местом, куда на праздники и приемы съезжались инженеры и служащие с женами со всего округа, других предприятий востока губернии и из Вятки. Хорошим обычаем, например, стало отмечать совместно Новый год и главные религиозные праздники. При этом мужчины непременно должны быть во фраках, а дамы - в своих подвенечных платьях. Устраивались приемы, танцевальные вечера, любительские спектакли, публичные чтения, имели популярность благотворительные начинания, связанные с открытием школ и организацией досуга детей простых жителей завода и крестьян.

Важным профессиональным источником сведений о реконструкции старых заводских цехов и строительстве новых производственных корпусов был первый в России провинциальный «Горный журнал», который готовился на Холуницком заводе М. А. Павловым с привлечением инженеров своего и соседних округов, а издавался в Вятке под редакцией окружного инженера П. Боклевского. Позднее тема промышленной архитектуры, связанная с историей предприятий Белохолуницкого района, получила отражение в работах М. А. Павлова, Л. П. Холодовой, А. А. Варакина.

Много полезной информации о текущих событиях в общественной жизни заводов, связанных в том числе и со строительством, публиковалось в светской и епархиальной губернской периодической печати. Автором этих публикаций был активный внештатный корреспондент вятских губернских газет Василий Николаевич Ведерников -- делопроизводитель Главной конторы Холуницких заводов, уездный земский гласный. В Белой Холунице на улице Советской под №43 сохранился дом конца XIX века, первым владельцем которого был В. Н. Ведерников. Уникальный труд был подготовлен и опубликован в 1900 году священником Троицкой церкви Холуницкого завода Павлом Александровичем Мышкиным. Исследование, посвященное истории храма в контексте летописи завода, вышло в свет к столетнему юбилею со дня его освящения и совпало с завершением работ по реконструкции здания. Наряду с общими географическими, статистическими и демографическими сведениями о приходах и храмах района, которые регулярно печатались в епархиальных дореволюционных изданиях, интересный научный материал представляют протоколы заседаний ИАК, на которых обсуждались вопросы ремонтов и реконструкций старинных церковных зданий. Художественные особенности белохолуницких храмов в разные годы отмечались в публикациях Н. Г. Кибардина, В. И. Шабалина, А. А. Спицына, И. М. Осокина, А. Г. Тинского, И. В. Порошина, А. Ю. Каптикова, И. В. Беровой.

При всем разнообразии, историко-художественной и градостроительной ценности сохранившихся архитектурных памятников Белохолуницкого района невосполнимая утрата наиболее значимых заводских комплексов, культовых объектов и отдельных уникальных промышленных сооружений в большой степени обедняет общее представление об уровне культурного наследия этого самобытного уголка Вятского края. В 1980-е годы на отдельных памятниках архитектуры (комплексы Никольской и Всехсвятской церквей в селах Сырьяны и Всехсвятс-кое, Зосимо-Савватиевской церкви в с. Иванцево) КСНРПМ проводились работы по ремонту и консервации, были начаты натурные исследования для последующего составления проектной документации на реставрацию некоторых памятников. В начале 1990-х годов проведена учетная инвентаризация, в результате которой было отмечено неудовлетворительное техническое состояние большинства исторических объектов. Ранее, в 1970-е годы, по инициативе Б. В. Зырина и А. Г. Тинского выполнялась паспортизации наиболее интересных памятников архитектуры. Сложная демографическая ситуация, сопровождаемая укрупнением административных образований, в процессе которой происходит расселение и ликвидация населенных пунктов, непосредственно отражается на сохранении памятников архитектуры в районе, что вызывает обоснованную тревогу за их дальнейшую судьбу, практическое использование и техническую сохранность.


ВЕВ. - Вятка, 1896. - 1 янв. (№1). Отд. неоф. - С.39-40; Памятники архитектуры в дореволюционной России. - М., 2002. - С.334, 375; Порошин И. В. Деревья-памятники.
Холуницкие зори. - БелаяХолуница, 1995. - 20 июня (№72). -С. 1; Порошин И. В. Первый в российской провинции.
Холуницкие зори. - Белая Холуница, 1991. - 12 дек. (№46). - С.2; Порошин И. В. Село Всехсвятское давно и сегодня.
Холуницкие зори. - Белая Холуница, 1997. - 18 марта (№32). - С.З; Порошин И. В. Холуницкое благотворительное.
Холуницкие зори. - Белая Холуница, 1993. - 1 мая (№53). - С.2; Статистическое описание Холуницких чугуноплавильных и железоделательных заводов // ВГВ. - Вятка, 1839. - 26 авг. (Прибавл. №17 к №34). - С.65-68, 9 сент. (Прибавл. №18 к №36). - С.69-72, 23 сент. (Прибавл. №19 к№38). -С.74-77.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство