крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Купеческая архитектура деревни Оглоблины.

Слободской район, Стуловское сельское поселение.

Купеческая архитектура деревни Оглоблины.Поводом к подготовке данного доклада послужил поход детей из туристического кружка Районного центра внешкольной работы. Поход был однодневный по маршруту п. Вахруши — д. Горская речка — д. Оглоблино — п. Первомайский. На пути в д. Оглоблино внимание привлекло большое каменное здание, постройки 100-летней давности. Этот двухэтажный дом сейчас частично разрушен, но остатки деревянных и металлических украшений сохранились. Как память о красоте этого здания, у одного из деревянных домов стоит опоковая урна. Возможно, это была не урна, а вазон, украшающий верх или крыльцо здания.

Встретившись в д. Оглоблино с местным жителем, Пупышевым Анатолием Михайловичем, участники экспедиции узнали, что здание построено примерно в 1890-1900 гг., что в этом здании располагался цех заводчиков Оглоблиных, а на втором этаже проживала вся их семья. В период революционных событий 1917 года завод Оглоблиных был закрыт. А с 1935 года завод стал называться артелью «Скорняк» и был отнесен к меховой фабрике «Белка».

Красота дома, его необычность, огромный рубленый двор побудили авторов доклада провести исследование истории здания, разыскать информацию о деятельности его бывших владельцев — семье Оглоблиных. В Государственной универсальной обастной научной библиотеке им. А.И. Герцена хранятся интересные материалы периодической печати. В газетах «Вятская речь» (с 1895 по 1917 г.), где были обнаружены статьи о порядках на заводе, о состоянии производства, поведения хозяев и положения рабочих. Неожиданно исследование получило новое направление — сбор исторических фактов о производственных отношениях на шубно-овчинном заводе в д. Оглоблино.

Итак, из газетных статей выяснилось, что основателем дома-завода был Оглоблин Иван Васильевич, а его помощниками были сыновья Иван Иванович и Петр Иванович. За сбыт готовой продукции отвечал внук Андрей Петрович Оглоблин.

Видно, что перед нами крепкая семья предпринимателей, передающих из поколения в поколение нажитый капитал и опыт ведения производства. Это подтверждает газета: статьи под рубрикой «Губернские вести» в газете «Вятская речь» за 1910 г. № 29 от 6/2 с.З «...С каждым годом Оглоблин расширяет свое производство и увеличивает число своих работников, строит все новые и новые здания для овчинных швален и богатеет. Изрядный капитал нажил Оглоблин в годы Русско-японской войны....» Но какой ценой! В этой же статье пишется, что у Оглоблина насчитывалось до двух сотен рабочих, — скорняков, овчинников и почти столько же рабочих из низов. Газета «Вятская речь» 1915 года № 40 сообщает о том, что Оглоблин покупает овчины и кожи от мелких кустарей-шубников за 75-80 копеек, за шитье шуб им платиться по 35 копеек. Кроме того, у него на заводе введены «штрафы» от 25 до 30 копеек, установленные для того, чтобы рабочие не ходили за получением платы в несрочное время, т.е. в субботу и другие рабочие дни. Заводчик хочет, чтобы рабочие — кустари являлись после базарных дней и в силу необходимости покупали нужные для обработки овчин материалы у него, а не на стороне, переплачивая, таким образом, много дороже против рыночных цен.

В одной из статей приводится интервью одного из рабочих: «Ведь каторга, а не жизнь. Пища на заводе плохая, мясо тухлое, обращение хозяина грубое, нет ни столовых, ни спален, и рабочим и чай пить, и спать приходиться в овчинных (т.е. в раскройных цехах), полы моют впопыхах, только раз в год — к Пасхе. На полах, поэтому всегда толстый слой грязи и кишат всевозможные паразиты. Грязь не только в овчинных и швальнях, но она на дворе и даже на кухне. Здесь грязь уже прямо невероятная и кухня походит, скорей на конюшню, и грязь здесь не скоро соскребешь, даже и лопатой».


Купеческая архитектура деревни Оглоблины.


Но не только в помещениях нарушались санитарные условия, но и во дворе такая же антисанитария.
«...Вот, например, имеется на заводском дворе яма, в которую стекает вся грязная вода, как от размочки овчин, так и вообще всякая грязь от производства. По мере наполнения этой ямы — бассейна, содержимое пропускается в поле, в луг, по которому течет на большом протяжении, а в этом лугу имеются родниковые ключи, из которых жители деревни берут воду для употребления. Несмотря на то, что каждый год по смежности с полями Оглоблина жителей разных деревень мрут от сибирской язвы десятки голов крупного скота, благодаря чему некоторые лишаются последней скотинки — кормилицы, заводчик Оглоблин и не думает почистить и привести свои владения в состояние, соответствующее санитарным требованиям. Население, находящееся в зависимости от Оглоблина, обычно молчит. Но терпение и этих зависимых людей уже начинало лопаться. Мужики, собравшись, решили идти к Оглоблину просить о вознаграждении за павший скот, а в противном случае решили жаловаться начальству. Оглоблин вступал с ними в торг. Долго ли торговались — неизвестно, но, в конце концов, порешили на 12 рублей. (Вятская речь 1910 год №176 20/8 с. 3). По мнению корреспондента этой статьи, Оглоблин и не думает осушать территорию и с неохотой компенсирует убытки за пропавший скот. Слухи об антисанитарном состоянии предприятия и доходили до губернии. В связи с этим, неоднократно приезжали проверяющие комиссии, но к их приезду состояние спален, столовой и рабочих корпусов было удовлетворительным, но Оглоблин каким-то образом узнавал о приезде комиссии и принимал соответствующие меры. Однако безымянный корреспондент газеты «Вятская речь» от 1910г.,17/3 № 59 пишет о срочных приборках следующее: «...Оглоблин нанял поломоек мыть в столовой и спальне полы, столы, лавки и прочее. Нанял татар чистить клозеты, убирать со двора грязь, белить на кухне потолки, стены, выдали поварам чистые фартуки и др. Работали, чуть ли не всю ночь напролет, и к утру, когда нагрянула санитарная комиссия, у Оглоб-линых все уже было подбелено, подчищено и большая грязь убрана». А статья «Вятская речь» 1910 г., № 176 от 20/8 с.З гласит: «...С отъездом комиссии опять все пошло по старому», корреспондент рассуждал: «...Но, видимо, заводчик Оглоблин мало придавал им значения, и, наверно поговаривал: пусть, мол, пишут, — т.к. после появления корреспонденции буквально никаких улучшений завода в санитарном отношении не производилось, за исключением той декоративной чистки, что была произведена перед приездом санитарной комиссии».

1910 год как будто стал годом журналистских нападок на эту деловую семью заводчиков, но как говорят: «Нет дыма без огня». И еще одна публикация дает право подтвердить это (1917 г. №216): «..Многих рабочих заразилось и померло тогда у Оглоблина от сибирской язвы! А шубейки ушли все.... После этой комиссии Оглоблин построил три огромных хоромины (вероятно тогда и был построен заинтересовавший нас дом — примечание авторов), накупил товару еще больше и повел дело еще шире. Но в каком, поистине ужасном положении, находятся оглоблинские рабочие...» Конкретное же подтверждение этих слов мы можем прочитать в статье «Вятской речи» уже от 1914 г. под №14, вот что там написано: «Если во время обеда рабочих (имеется в виду перекус в цехе — примечание автора) зайдет хозяин завода, то не успевшие припрятать свои кушанья к его визиту, штрафовались в размере от 25 до 50 копеек или получали удар длинным рукавом замасленной шубы, в которой был зашит то ли камень, то ли свинец. Сам Иван Васильевич был старого покроя: если при выдаче рабочим заработной платы окажется мало штрафованных, он считал это плохим управлением заводом сыновьями».

Производство расширялось, расширялась также и сфера деятельности управленческих кадров, где вводили свои правила дети и внуки И. В. Оглоблина. Газета «Вятская речь» (1911 г. № 253,23/11 с.3-4) в статье «Завидные порядки» повествует следующее: « Не мешало бы Оглоблину обратить внимание и на эксплуатацию рабочих некоторыми из его служащих. Дело в том, что один из них А.П. Оглоблин (внук заводчика), заведующий приемкой и выдачей сырого и выделанного товара, ухитряется почти еженедельно устраивать лотереи, покупая какие-либо худенькие часишки за 2-3 рубля и разыгрывая их уже за 7-8 рублей, а иногда и дороже. Этот заработок, его хотя и незаконный, но для него весьма прибыльный. Рабочие, конечно, в силу необходимости бывают вынуждены участвовать в лотерее, а потому лотерейные дела идут у него блестяще. Пробовали, было, некоторые рабочие отказаться от лотереи, но тогда при сдаче товара узнавали, что сие им даром не проходит: если кто-то не взял билета на лотерею, то товар, который он сдает, как бы он не был хорош, приемщиком бракуется, у взявшего же билет, наоборот, и не совсем хороший товар с рук сходит. Поэтому-то рабочие волей-неволей и берут билеты на лотерею. Таковы-то порядки у Оглоблина». В поисках дополнительных материалов по теме исследования авторы обратились в краеведческий музей. Там хранятся несколько старинных альбомов, которые сдал в музей сын Андрея Петровича Николай Андреевич. Богатейший фотофонд является ценным источником по истории купеческих родов г. Слободского.

Упоминания о семье Оглоблиных (в частности о Николае Андреевиче) есть и в книге А.В. Ревы «Тайнопись вятских записок», автор которой А.В.Рева. По данным этого исследователя, Николай Андреевич «окончил реальное училище, собрал личную библиотеку и, сотрудничая с газетой, вел для нее фенологические наблюдения.

Вся собранная информация подтверждает, что если бы не случился октябрьский переворот 1917 года, то Николай Андреевич наверняка был бы продолжателем династии Оглоблиных на своем предприятии. Он бы сумел реализовать качества, как специалиста, так и руководителя предприятия и тщеславного человека.

Т. Жилина, Л. Г. Мельникова


• Сборник материалов конференции, посвященный международному дню охраны памятников и исторических мест [текст]: [научно-популярный сборник] Слободской, 2008, - с. 55-57.
• «Вятская речь» с 1890-е — 1917 гг.
• Пупышев A. M. Воспоминания — Оглоблино, 2002 г. — 1 стр. — меморат.
• Энциклопедия Земли Вятской, том 1: Города - Киров 1991г. - с. 109.
• Рева А. В. Тайнопись Вятских записок — Киров 2004 г. - с. 57-62.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство