крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Деревня Чудны

Сунской район, Большевистское сельское поселение.

Если ехать на северо-восток от села Ошеть через деревню Темерёво по пороге вдоль лога, идущего от Темерёво и Дворищ, то через пять километров выедешь на место, где раньше стояла деревня Чудны. Если дать ещё один ориентир, то можно уточнить, что деревня находилась с правой стороны от дороги, идущей сегодня на село Бельтюги от Казанского

После службы работал бригадиром в деревне Карпечи, затем начальником участка. На протяжении восьми лет односельчане доверяли ему должность председателя Ошетского сельского совета народных депутатов, 16 лет Афонасий Михайлович отработал в должности заместителя председателя колхоза «Искра». За добросовестный труд он награждён медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной зойны 1941-1945 гг.», «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда». Деревни Крысы сегодня нет на карте Сунского района, но осталась в памяти её жителей и земляков из Ошетского края.

тракта. С правой части дороги - поля, относящиеся к Сунскому району, а с левой - к Кумёнскому. От деревни Кленовое, стоящей на Казанском тракте, до деревни Чудны тоже около пяти километров. По другую сторону бельтюговской дороги раньше находились деревни Мохи и Анкуши, а справа от них лес, который назывался Моховский осинник.

История деревни Чудны сохранилась благодаря передаваемым из поколения в поколение устным историческим сведениям. В какой-то мере, возможно, благодаря этому эти сведения утеряли историческую точность и объективность, но от этого их ценность не уменьшается. По рассказам Михаила Яковлевича Кропачева, отца главного редактора этой книги, первым в эти места из Успенского Вятского Трифонова монастыря пришёл Ермак.

Точной его фамилии не сохранилось, но известно, что он попал в опалу к настоятелю монастыря, тот велел ему убираться с глаз долой, и Ермак нашёл «свою землю и воду», как раньше говорили, в этих местах. Построил свой дом, привёз свою семью. Так началась история деревни. Было это где-то в конце XVI века. Место, которое выбрал Ермак, было очень живописным. Поставив свой дом на берегу лога, в котором протекала небольшая речка, рядом по обеим сторонам лога уходил в бельтюговскую сторону своими вековыми деревьями большой лес, он как бы приглашал подселяться к нему других жителей, ибо и земли, и воды было достаточно. Так был основан хутор, который назывался Кирпичёвским. Позднее к Ермаку приехал Иван, который тоже построил дом, стал жить на хуторе. После смерти Ермака Иван ослеп. До этого он успел поссориться с землеустроителями, в результате у починка обрезали земли по самые усадьбы и отдали соседней деревне. Со временем в Кирпичёвском был построен ещё один дом. Вся история деревни началась с трёх домов. А потом в Кирпичёвский починок приехали крестьяне с семьями из других деревень. Домрачевы - из деревни рядом Темерёвым, Лалетины - из Карпечей, а все Кропачевы пошли от Ермака Ивана. Как рассказывал мой отец, родословная от Ермака пошла так: Ермак Алексеевич - Алексей Алексеевич - Николай Алексеевич - Луппей Николаевич - Яков Луппеевич. По рассказам Николая Яковлевича Кропачева, среднего брата Михаила Яковлевича, у его деда Луппея Николаевича было три брата и пять сестёр. Луппей Николаевич умер от тифа, а его жена была одинокой крепостной девицей, которая вышла за него замуж в 16 лет. Муж её очень обижал, но она была сильной и волевой женщиной. Когда он приезжал с мельницы пьяный, она заносила его в дом с телеги на плече и мешки с мукой тоже. В их большой семье домашнее хозяйство она вела сама, заботилась о детях. Позднее хозяйства разделились на три семьи, так как сестры вышли замуж. А всего у Луппея Николаевича было восемь детей - три сына и пять дочерей. Два его сына умерли молодыми - Василий Луппеевич в 23 года, а Николай Луппеевич в 29 лет. Из братьев после их смерти остался один Яков Луппеевич, ставший позднее отцом большого семейства. Он учился в Кадетском училище города Казани, прошёл Первую мировую войну и Гражданскую войну.

Возвращаясь к истории деревни Чудны следует сказать, что так деревня стала называться в XIX веке благодаря ходатайству тёти Якова Луппеевича Кропачева Ольги Николаевны Кропачевои, которая стала работать в городе Вятке в аптеке № 2 и добилась переименования деревни. По всей видимости, так её назвали потому, что ручей, который протекал по логу и делил деревню на две заложицы, назывался Чудным.

Лес, росший по берегам лога, имел интересное и поэтическое название - Родящина. Может быть, он был назван так потому, что в нём всегда было в изобилии ягод и грибов, а на ручье, протекавшем через Родящину, жители деревни устраивали пруды, в которых разводили рыбу, а на зиму в эти пруды помещали различные соления. На полянах в лесу сено косили, ставили стожары. Лес давал дрова, сучья и хворост для топки печей в домах и банях - словом, был настоящей родящей инстанцией.

По переписи населения 1885 года, в деревне Чудны насчитывалось 11 дворов, в которых проживали 52 человека. В их распоряжении было 172 десятины земли. В хозяйствах крестьян было семь лошадей, восемь коров, 26 голов овец и коз. Три жителя деревни были безработными, пятеро - безлошадными, нищенством занимались 14 человек из семи семей, четыре человека из трёх хозяйств были подёнщиками в своём _*езде, несколько человек уходили работать в Уржум на винный завод. Грамотой владели пять жителей и два человека обучались грамоте. В трёх хозяйствах было 11 книг.

По переписи населения 1926 года, в 11 дворах деревни проживали 59 человек. В Чуднах родился и вырос известный конструктор отечественных самолётов ТУ Фёдор Гордеевич Лалетин, немало других замечательных людей, которых знают, ценят, помнят.

Иван Игнатьевич Кропачев родился в 1925 году. До призыва в армию заботал в своей деревне, учился в Сунской МТС на курсах трактористов. Получил права и до призыва в Красную Армию за рулём колёсного трактора пахал чудновские земли. В январе 1943 года его призвали в ар-4лю, где он прослужил целых семь лет. Домой пришёл в звании старшины . множеством медалей на груди. Служил в учебном подразделении, готовил для фронта только что пришедших в армию молодых солдат. Со своим учебным подразделением Иван Игнатьевич прошёл Белоруссию, Польшу, дошёл до Берлина. Возвратившись домой, поступил учиться в Уржумский техникум, после окончания которого получил права механизатора. До самого выхода на пенсию работал на различных тракторах механизатором. За добросовестный труд ему присвоили звание «Ветеран -уда». Несколько созывов подряд он избирался депутатом сельского Совета.

Главный редактор книги, уроженец деревни Леонид Михайлович Кропачев родился в 1954 году, закончил Кумёнскую среднюю школу, был рабочим в цехе № 12 кожевенно-обувного комбината им. Коминтерна, служил в рядах Советской армии, где закончил партийную школу по специальности «журналистика». После окончания факультета «история и английский язык» Кировского пединститута работал директором Вотской школы Лебяжского района, преподавал историю в Кумёнской средней школе, был инструктором и заведующим отделом Кумёнского РК КПСС. С 1991 года является сотрудником районной газеты «Кумёнские вести», с 1997 года - её главным редактором.

Он вспоминает о своей родной деревне Чудны: «В семье моего деда Якова Луппеевича Кропачева было четыре сына и дочь. Кроме того, он вырастил и воспитал ещё двоих племянниц, дочерей своих братьев, умерших молодыми. Дед умер в 1961 году и похоронен на Ошетском кладбище вместе со своей женой, моей бабушкой Анной Ивановной, которая умерла в 1950 году.

В последние год своей жизни она плохо видела, но всё равно успешно справлялась с хозяйством. Старший сын Андреи Яковлевич ещё до войны был призвав на службу на Тихоокеанский флот. Вое военные годы он прослужил там и сопровождал военные конвои с грузами из Америки для Красной Армии по Ленд-лизу. Награждён многими правительственными наградами. После службы в армии небольшой промежуток времени он жил в родной деревне, а потом уехал в город Киров. Умер в 1977 году. Последние годы своей жизни работал заведующим учебными мастерскими Кировского механико-технологического техникума. Его жена Тамара Ивановна на пенсии, работала учительницей. Сын Сергей является преподавателем механико-технологического техникума, а дочь Елена находится на пенсии по выслуге лет.

Средний сын Николай Яковлевич принимал участие в боевых действиях с Японией, награждён медалью «За отвагу» и другими боевыми наградами. Долгое время служил офицером-политработником на Сахалине. Потом жил в городе Кирове, работал на одной из кировских баз снабженцем. Умер в 2002 году. Мой отец Михаил Яковлевич работал обувщиком в цехе № 12 кожевенно-обувного комбината им. Коминтерна посёлка Кумёны. Умер в 1985 году ещё достаточно молодым в возрасте 54 лет. Мама Валентина Петровна, работавшая там же, по образованию агроном, пережила его почти на 20 лет и умерла в 2003 году.

Младший сын моего деда Сергей Яковлевич, всю жизнь проработавший токарем на одном из кировских военных заводов, умер в 1989 году. В его семье двое дочерей - Ольга и Татьяна. Ольга сегодня живёт с семьёй в Санкт-Петербурге, а Татьяна в городе Кирове.

В нашей семье было четверо детей. Мой средний брат Александр Михайлович закончил Кировский пединститут и работает директором школы в Краснодарском крае, младший брат Николай Михайлович тоже окончил Кировский пединститут, работает директором школы в Лебяжском районе. Сестра Надежда Михайловна - врач Кировской областей травматологической больницы, закончила Горьковский университет.
к Сегодня, когда в живых нет родителей, и, к сожалению, в своё время ы. дети, не догадались записать их воспоминания о деревенской жизни, расскажу то, что помню о Чуднах. Хорошо помню наши деревенские заложицы, по которым дети бегали босиком, не боясь пораниться. настолько они были чистыми и ухоженными. Помню сенокосы, походы I в ночное вместе с отцом, который несколько последних лет существования деревни был конюхом, когда мы мыли, лелеяли и холили колхозных лошадей, ездили на них верхом, зажмуривая глаза от удовольствия. В логу за нашей усадьбой бил артезианский ключ, в котором воду брали как из колодца без всякого ворота. Недалеко стояла баня, а на месте нашей родовой усадьбы и сегодня сохранились черёмухи и рябины, посаженные ещё моим дедом. Они уже совсем одряхлели от времени, но до сих пор живы.

Почему-то в памяти прочно остался полёт Гагарина в космос в 1961 году. Помню, по деревенской улице шагал почтальон, размахивая газетой «Правда», где на первой полосе, как в лодке, был изображён Гагарин в космическом шлеме. На краю деревни стоял лобаз, куда метали сено, где хранили корма для лошадей.

Мои родители переехали из родной деревни в деревню Рябовская последними, и уже год до этого жили в Чуднах одни, как на хуторе. А потом ещё через один год вслед за своими родственниками уехали на постоянное местожительство в казахский город Алма-Ату, где прожили четыре года, и в 1966 году вернулись на родину, но, конечно, не в родную j деревню, которой уже не было. В том же году мы всей семьёй летом ездили за малиной в Моховский осинник недалеко от Чуднов. В деревне ещё ! стояли два заколоченных дома и жив был чудом сохранившийся лобаз».

В годы Великой Отечественной войны из Чуднов ушли защищать Родину более десятка мужчин. Восемь из них навсегда остались на полях I сражений: Иван Кондратьевич Лалетин, Николай Арсентьевич Кропачев, Борис Арсентьевич Кропачев, Константин Сергеевич Домрачев, Василий Иванович Горохов, Иван Петрович Мильчаков, Павел Борисович Кропачев, Василий Афанасьевич Лалетин.
Деревня Чудны ликвидировалась в 1961 году как неперспективная. В середине 70-х годов прошлого века по чьему-то совершенно чудовищному и необдуманному указанию кировские мелиораторы принялись ретиво корчевать старые берёзы и тополя на месте расположения бывших деревень.

Выкорчеванные стволы деревьев стаскивали на средину поля, откуда их потом вывозили на дрова. Не миновала сия жестокая участь и деревья, росшие на деревенских улицах Чуднов. После этой варварской акции очень трудно стало узнавать места, где располагалась деревня, и с каждым годом делать это становится всё труднее и труднее: местность совершенно меняется, поля и окрестности зарастают лесом, но каждый год здесь можно встретить бывших её жителей и их детей.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство