крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

РОСЛЯКОВ Филимон Меркурьевич

• Архитектор. Сын сержанта Казанского гарнизона.
• Ученик архитектурной школы казанского губернского архитектора В. И. Кафтырева, по именному указу Екатерины II получил офицерский чин (1785), произведён в губернского архитектора Вятки, в этой должности работал без перерывов до своей кончины (1785-1806).
• Стоял у истоков застройки городов Вятской губернии по регулярным планам «примерными» зданиями (построенными по «примерным» проектам, составленным Комиссией о строении городов).

Автор проектов множества гражданских и культовых зданий Вятской губернии.
Комплекс Хлыновского кремля.
Комплекс застройки площади Предченской церкви.
Спасский собор (ул. Большевиков, 50).
Ахтырская кладбищенская церковь (ул. Красноармейская, 43).
Усадьба М.С. Машковцева (ул. Дрелевского / Свободы, 12/74).
Питейный дом (ул. Дрелевского, 46).
Дом С. Я. Шубникова (ул. Энгельса, 35).
Дом И. Шестакова (ул. Дрелевского, 39).
Дом В. Б. Хохрякова (ул. Герцена/Карла Либкнехта, 50/96).
Дом П. С. Хохрякова (ул. Московская /Свободы, 21/63).
Дом И. И. Татаурова (ул. Дрелевского /Ленина, 8/77).
Дом А. М. Смирнова (ул. Свободы, 64а).
Дом Ф. М. Рязанцева (ул. Московская, 28).
Дом Ф. М. Рязанцева (ул. Московская, 26).
Дом А. И. Пыхтеева (ул. Энгельса, 46).


Первый вятский губернский архитектор Филимон Меркурьевич Росляков.

А. Г. Тинский.

Начатая Петром I «европеизация» России продолжалась. Новые градостроительные идеалы, исходившие из общеевропейских принципов, были для России вновь и потому в жизнь входили медленно. Большая часть российских городов сохраняла свой средневековый вид до самого конца XVIII века. Города бывшей Вятской провинции не составляли исключения. Только принудительные меры правительства Екатерины II: введение высочайше апробированных «образцовых» фасадов; новые, основанные на регулярных началах планы губернских и уездных городов; перестройка их при жесткой регламентации всех строительных процессов и постоянный контроль со стороны правительства — только эти меры и ускорили преобразования. В столицах же реформы шли быстрее: там, хотя и исподволь, но уже утверждалось негативное отношение общества к примелькавшейся вычурности и пышности барочных дворцов и храмов. Истинная красота виделась уже не в богатстве декора и архитектурных форм, а в строгости и простоте зданий древней Греции или древнего Рима, а «полезность и красота» городов — в их регулярной планировке — в прямых и широких улицах, в четкой шеренге зданий, выставленных из дворов на красную линию.

С большим опозданием (против Петербурга) новый архитектурный стиль — классицизм — пробивался в вятской провинции, здесь традиционно придерживались привычных норм и взглядов. «Образцовые» проекты, разработанные Комиссией о строении городов Санкт-Петербурга и Москвы в начале второй половины века, оказались предвозвестниками грядущих перемен. Можно утверждать, что появлению нового стиля в архитектуре Вятки помогла бурная и бескомпромиссная строительная деятельность Екатерины II, точнее — введение регулярных планов городов.Осуществление их выпало на долю первого губернского архитектора Ф. М. Рослякова.

Мы знаем о нем не очень много. Родился в 1758 году. Учился в гарнизонной школе, откуда в возрасте четырнадцати лет «определен в архитекторскую науку» — в школу Василия Кафтырева, в свое время учившегося у Д. В. Ухтомского, в команде которого проходили науку архитекторы, геодезисты и землемеры. В школе Д. В. Ухтомского, ведущего московского архитектора, начинал обучение архитектуре В. Баженов, получили архитектурное образование М. Казаков, А. Ф. Кокоринов, И. Е. Старов. Особого штата в команде Кафтырсва не было, и Росляков продолжал оставаться в Казанском батальоне (Вятская провинция входила в состав Казанской губернии) на должyости и довольствии солдата. В июне 1776 года он получил чин «фуриера», через два года — сержанта, на седьмом году обучения стал старшим сержантом. Это последний и высший его воинский чин.

В связи с губернской реформой — в России было создано 20 новых губерний — новым городам потребовались штатные архитекторы. Вспомнили о школе Кафтырева. Троих наиболее способных учеников освободили от военной службы, которая тогда еще была бессрочной. Один из трех, двадцатисемилетний Филимон Меркурьев сын Росляков, больше других преуспевший в архитекторской науке, специальным указом 7 мая 1785 года «пожалован коллежским регистратором», и велено было ему продолжать службу статскую — архитектором новой Вятской губернии.

РОСЛЯКОВ Филимон Меркурьевич
Перепланировка и застройка по новому плану начиналась с двух больших каменных зданий губернских присутственных мест, проект которых Росляков составил до отъезда из Казани, используя фасады, разработанные для восстановления Твери после пожара 1763 года. В мае 1787 года состоялась закладка южного корпуса, а к 1790 году оба здания были построены. Первое лето (1786 год) Росляков был занят в Вятке перенесением плана города в натуру — обозначением улиц и площадей «крепко вкопанными вехами и канавками». А потом — отводы мест, составление проектов «плановых» домов для желающих строиться, надзор за их постройкой, а больше — за исправностью казенных зданий; казенные заводы, лазареты, «магазейны», казармы и гауптвахта, винные и соляные склады, мосты и дороги, этапные тюрьмы, — словом, началась обыденная жизнь единственного на губернию архитектора.

РОСЛЯКОВ Филимон Меркурьевич
Проекты часовен, церквей, колоколен, «свидетельствование» и допуск к казенным и церковным подрядам подрядчиков были его делом. Вся центральная часть губернского города застроена по проектам одного архитектора. В этот первый период по «образцовым» проектам строились преимущественно дома обывателей, да типовыми рядами лавок обстраивалась древняя торговая площадь. Для казенных нужд — для школы и аптеки, для почтового ведомства и Удельной конторы, для жилья губернаторов покупали уже построенные обывателями дома, а потом перестраивали их на свой лад. Или строили временные, деревянные — гауптвахту, ротный или работный дома, соляные магазины или хлебные амбары на площади. Прямо-таки необъятный объем работ ждал архитектора в уездах и селах. За восемь лет (с 1796 по 1804 год) в архиве сохранились книги регистрации выданных Росляковым проектов. За это время архитектор составил для церковного ведомства и приходов 128 проектов церквей, колоколен, множество рисунков иконостасов, оград и ворот. Для обывателей тогда же он составил 816 проектов жилых домов, в том числе по Вятке — 246, по Орлову — 120, по Котельничу — 148, по Яранску — 30, по Царево-Санчурску — 42, по Нолинску — 22, по Уржуму — 3, по Малмыжу — 38, по Елабуге — 36, по Сарапулу — 64, по Слободскому — 174, по Каю — 3.



РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичПо общей планировке и композиции храмы Ф. М. Рослякова принципиально не отличаются от предшественников, барочных храмов середины XVIII века. Это по-прежнему храмы «кораблем», составленные из четырех расположенных на одной оси объемов: алтарь — холодный храм — теплый храм (трапезная) — колокольня на паперти. Варианты объемно-пространственных композиций разнообразны. В их основе — выпестованные предыдущей практикой архитектурные формы алтарной апсиды (полукружие или половина «восьмерика»), холодного храма («четверик» или «восьмерик на четверике»), трапезной (параллелепипед) и колокольни (многоярусные башни из «четвериков», «восьмериков» или цилиндров). Архитектор настойчиво ищет вариаyт, наиболее полно отвечающий времени и вкусам заказчиков (как правило, это приходские сходы).

Устоявшейся издавна формой холодного храма был куб; название это условно, поскольку высота куба могла варьироваться — он мог быть и вытянутым, высоким или иметь меньшую высоту. Практика деревянного зодчества подсказала и другую форму — форму восьмерика от земли. Их комбинацию — «восьмерик на кубе» — восемнадцатый век, век барокко, сделал привычной, а на вятской земле даже любимой. Росляковский период в архитектуре на Вятке — конец XVIII и начало XIX века — характерен продолжающимися поисками художественной формы храма, устремленного ввысь, поисками пропорций отдельных частей и выразительной ярусности.

РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичИменно вертикализм является характерной чертой спроектированных Росляковым храмов. Устремленность к небу видится в первую очередь уже издалека у таких небольших приходских храмов Ф. Рослякова, как Троицкая церковь села Истобенского, почти игрушечная по размерам, предельно четкая по композиции и, кажется, совершенно лишенная декоративности. В силуэтах храмов прежде всего глаз останавливается на вертикали колокольни. У Рослякова они обычно легки и напоминают стрелу, острие которой составляет высокий купол завершения яруса звонов, барабан-восьмигранник и венчающий его шпиль. По этому признаку можно безошибочно выделить «росляковские» колокольни. Тело такой «стрелы», ствол колокольни, состоит из двух, трех и даже четырех ступенчато уменьшающихся по высоте и диаметру ярусов, зрительно облегченных световыми проемами, нишами и реже — полуколонками или пилястрами у ребра граней. Начинаясь с четверика, с высотой ствол изменяет профиль, становясь все более округлым; но совершенно гладкой, цилиндрической формы архитектор пока избегает, не решаясь, очевидно, противопоставить ее кубу холодного храма.

РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичСохраняя в общих чертах планировку и объемно-пространственную композицию середины XVIII века, приходские церкви последнего десятилетия разительно отличаются от них по декору фасадов. Рядом с пышно декорированными храмами они кажутся золушками. Это бросается в глаза, особенно в тех случаях, когда колокольни сооружаются на 10—15 лет позже постройки храма. Полтора десятка лет — и словно другая эпоха.

Храм в селе Верхокосинском (Караул) строился по храмозданной грамоте архиепископа Лаврентия от 1 июня 1790 года во имя Казанской Богородицы. Проект губернского архитектора Ф. Рослякова. Круглый алтарный выступ — апсида. Двухсветный четверик холодной церкви; его фасад завершается простым, почти гладким карнизом с напуском нескольких рядов кирпича и мелкими городками в одном ряду. Крутой и высокий купол с «полуглавиями», отделенными от стены карнизом. Два последовательно поставленные на купол восьмигранных барабана (один со световыми проемами, второй глухой), которыми нарощен храмовый четверик, придают ему динамичность. Широкая одноэтажная трапезная — теплая церковь с престолами Николая Чудотворца и Филиппа, Митрополита Московского. Узкий проход из колокольни в теплый храм и вход с классическим двухколонным портиком. Наконец, высокая, в три яруса колокольня. Варианты храмов этого типа — с одним или двумя барабанами, с «полуглавиями» и высокими кровлями, напоминающими курму старинных вятских храмов, построены по чертежам Рослякова в селах Архангельском (Кырчаны), Верхосунье, Пустоши, Слудка, Роговское, Рябово, Ситьма, Васильевское и в ряде других сел в период между 1790 и 1803 годами.


РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичК концу 1790-х годов наряду с храмами «четвериком» в творчестве архитектора все чаще встречаются — и тоже в вариантах — храмы типа «восьмерик на четверике», прототип которых восходит ко времени расцвета «вятского барокко». Такие храмы выстроены в селах Илгань, Игумново, Истобенское (Троицкий храм), при Залазнинском заводе Мосоловых, а в начале XIX века — в селах Лопьял, Лудяна Экономическая (Монастырская), Верховойское, Пищалье, в городе Орлове (Казанский собор). Характерной чертой компоновочных решений этого типа храмов Рослякова тоже является вертикализм.

Можно утверждать, что Росляков в своем творчестве использовал планировочные и композиционные решения храмов, отобранные практикой предыдущих периодов: Другое дело — его излюбленные декоративные средства и приемы. Здесь он предшественников на вятской земле не имел. Палитра его декоративных средств, мало сказать, скромна — она аскетична. С фасадов полностью исчезла окраска, резные детали из белого камня, фасонного или тесаного кирпича, орнамет. Упрощены до предела карнизы, пояски, уменьшен их вынос. Все это мы можем увидеть в храме села Караул. Плоскости стен на всю высоту двухсветного четверика прорезаны тремя вертикальными нишами — «кассетами», в которых размещены арочные оконные проемы нижнего и верхнего света, а между ними поместились выпуклые ширинки-филенки. Вот и вся декорация, если не считать легкого и едва выступающего из плоскости стены карниза под свесом железной кровли. Над стеной, отделенный от нее карнизом, появился полукруглый фронтон-«полуглавие». Такие же ниши-кассеты образуют ритмичный ряд на фасадной стене теплого храма. Входы в холодный храм и коридоры от колокольни к трапезной отмечены небольшими двухколонными портиками с треугольными фронтонами. Вот этими простейшими средствами архитектору удается объединить все части храма в один архитектурный ансамбль. Они совсем не отвлекают внимание зрителя от главного, от самого храма, и уже холодный храм не кажется зрителю геометрической коробкой из кирпича, а трапезная приобретает те черты, которые присущи именно ей. Вот что такое умение архитектора самыми скудными средствами раскрыть сущность здания и показать работу его частей.

РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичГражданские здания, построенные Филимоном Росляковым, до сих пор можно видеть на улицах Кирова и бывших уездных городов. В его архиве сохранялись книги выдачи проектов по Нолинску и Слободскому с 1787 года, по Орлову, Котельничу, Сарапулу, Каю и Малмыжу — с 1790—1794 годов, по Яранску и Елабуге — с 1796 года. Но про него недостаточно сказать, что он строил только здания — он сделал неизмеримо больше — он строил города. В Вятке по его проектам был застроен весь современный центр. И строил он не домами, а улицами. Совсем не случайно в мае 1791 года он подробно доносит губернатору о состоянии застройки Московской улицы по всей ее длине — от древнего торга до новой Хлебной площади.

В регулярном городе правильным должно быть все — и дома, и усадьбы. Под застройку отводились участки прямоугольной формы; их длина по улице определялась по размерам строений, a глубина обычно равнялась половине квартала. Как и прежде, новая усадьба состояла из трех частей: переднего двора, заднего (хозяйственного) двора и сада (огорода). Передний двор, однако, располагался не перед домом (перед ним — улица), а сбоку или даже сзади дома. Дома ставились теперь по красной линии улицы с некоторым разрывом между ними, который определялся противопожарными правилами; сплошной (строчной) застройки тогда не было. На богатых усадьбах могло быть три здания: два флигеля и главный дом, место которого — в центре. Выделялся он и большими размерами, и небольшими выступами-ризалитами, обычно с треугольным фронтоном, а зачастую и дополнительными этажами уменьшенной высоты со стороны двора. С флигелями дом соединялся каменными оградами с воротами.

РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичФ. Росляков не увлекался декоративной стороной гражданской архитектуры. И здесь он размещал окна в неглубоких нишах, членил фасады гладкими лопатками или пилястрами, часто использовал квадратные или лежачие филенки. В карнизах он размещал ряд городков, причем центральный ризалит отмечал городками увеличенного размера. Нежилые деревянные флигели, если они ставились по красной линии главной улицы, обшивались тесом, и с помощью накладных деталей им придавали вид рустов каменной кладки. Для таких домов обязательным было устройство балюстрады или сплошной парапетной стенки над фасадной стеной.

РОСЛЯКОВ Филимон МеркурьевичСреди многих поручений, которые выполнял Росляков, было одно, стоявшее особняком, при жизни его не законченное и не списанное. В конце XVIII века Российское правительство принимает решение о создании Атласа генеральных карт империи, который должен был подвести итоги перестройки провинциальных и столичных городов на западный манер, — своеобразный итог более чем тридцатилетнего правления Екатерины II. В атлас должны быть сведены географические карты всех губерний России, планы и панорамные изображения всех ее городов, какими они стали после перестройки по высочайше конфирмованным планам. На снятых с натуры «видах городов» следовало показать городские дома, храмы и особенно публичные строения и казенные здания. Указ о снятии планов и «видов» пришел и в Вятку, и губернское правление предписало приступить к его исполнению человеку, который сам сочинял в свое время эти «планы и фасады», — губернскому архитектору Рослякову. В его штате не было архитекторов, не было и художников, да и землемеры находились в другой команде и подчинялись Е. И. Родионову. Тем не менее Росляков нашел человека, которому можно было поручить снятие планов и «видов», — учителя рисования и землемера Михаила Анкиндиновича Анисимова. Тогда, в 1790-х годах, дело это не было доведено до конца и на какое-то время забыто — скорее всего потому, что Петербург перестал о нем напоминать, а здесь и без того дел было невпроворот. Впрочем, в его делах в марте 1806 года нашли «белых планов городам Вятской губернии со всею отделкою, следующих для атласа, — 25, ...съемных черных видов городам — 13». Оставалось только перевести «черные виды» в требуемый формат, «обрисовать» принятым тогда антуражем и снять с них копии. 11 марта 1806 года Филимон Меркурьевич Росляков неожиданно для всех умер.

После него продолжали застройку вятских городов выпускники Петербургской Академии Художеств М. П. Кисельников, Н. А. Андреевский, И. Д. Дюссар де Невиль и другие, но вклад Ф. М. Рослякова в архитектуру вятских городов несравненно более весом.
№1. Автор: необычный подарок (26 мая 2013 10:25).   
  
Интересные посты - читаются на одном дыхании. Пишите больше. От души респектую

spacer spacer spacer
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство