крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Аналитический взгляд на картографическую информацию семнадцати рассмотренных карт в отношении существования двух городов Вятской земли - Хлынова и Вятки

Автор представил вниманию читателей ни много, ни мало, семнадцать географических карт XVI-XVIII веков, составленных иностранными картографами. Принимая во внимание все те сложности, с которыми встречались географы при сборе огромной информации, касающейся безграничных просторов Московии, превращавшейся в могучую и Великую Россию, мы должны понимать, что без ошибок и тех или иных неточностей свои работы они сделать не могли.

Рассматривая старые карты, мы должны руководствоваться нижеследующим замечанием академика Б. А. Рыбакова.
«Важность европейских карт Московии XVI - XVIII вв. для истории русской картографии повышается в связи с тем, что, как показал анализ, в руки иноземцев обычно попадали старые, безнадёжно устаревшие русские карты, время составления которых отдалено от получившего их счастливца-публикатора на несколько десятилетий...

Иностранные карты России XVI-XVII вв. благодаря своей архаичной сущности Представляют мало интереса для изучения той эпохи, которая обозначена как год издания карты, но, будучи возвращены на своё истинное историческое место, они становятся для нас драгоценным историческим источником».

Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XV- начала XVI века», М.1974г,с.108.


Первый же просмотр этих карт вызывает у исследователя крайнее удивление от того, что на двух картах Герарда Меркатора(1594) и Исаака Массы/Генриха Хондиуса(1634), а так же на двух картах Гийома Делиля (1706) и на карте Азии неизвестного автора(1737), на карте шведских офицеров (1709-1722), отмечен не только город Хлынов, но и город Вятка, который имеет картографический знак властного центра.

Необходимо отметить и другие важные факты. Так на картах наиболее раннего периода (карты Дженкинсона и Герритса) центральным городом Вятской земли отмечен город Вятка, а на картах более позднего времени, город Хлынов. Это видно на примере, картографа Н.Висхера, у которого на карте X - «NOVA EUROPAE» (1652) отмечена /Вятка/, а на карте V - «Россия и Скандинавия» (1660) показан /Хлынов/.

Что бы это значило?

В официальной истории Вятского края фигурирует только один город Хлынов, позднее переименованный в Вятку.
Что это, неверное понимание картографами записанной ими информации, об имевшихся на Вятской земле городах, или же, действительно, существовали одновременно два города - город Вятка и город Хлынов?

Обращает на себя внимание и тот факт, что на 8 картах (Г.Делиля, Н. Висхера, И.Массы, Ф.Вита, изд. дома Блау, Н. Сансона) город Хлынов отмечен выше устья реки Чепцы, а вот на наиболее ранних картах Г. Меркатора(1594) и Исаака Массы/Генриха Хондиуса(1634) выше устья реки Чепцы стоит город Вятка, в то же время город Хлынов отмечен ниже устья р. Чепцы.
Как во всём этом разобраться?

Почти на всех нами рассматриваемых картах места расположения этих двух городов совпадают с теми местами, где ныне находятся город Киров и город Слободской.

Перед исследователем встает два вопроса, первый из них такой: «Если в древности существовали в одно и тоже время два города Вятка и Хлынов, то почему и как исчез город Вятка»?

Второй вопрос: «В какой исторический промежуток времени могли одновременно существовать два города с наименованиями Вятка и Хлынов»?

Такой период мог начинаться только со времени присоединения Вятской земли к великокняжеской Москве, то есть с 1478года.

Можно не сомневаться, что именно в этот период проводилась опись присоединённых Вятских земель и их картография. Именно тогда все более - менее крупные населённые пункты, имевшие ранее булгарские наименования, получили русские названия и были отмечены на первых картах.

Об этом, например, говорит факт обозначения ниже устья реки Моломы города Моломы. По причине стратегического характера этого места, здесь должна была раньше находиться обязательно булгарская крепость - городок. Поскольку булгарам пришлось эти места покинуть, то этот городок, вероятно, пустовал. А.И.Лызлов в «Скифской истории» писал: «Страны же те и грады пустые и прочие места, идеже нечестивые Татарские жилища быша, приидоша под державу великих государей Российских...».

Картографы, составлявшие чертежи вновь присоединённых Вятских земель отмечали все такие места и давали им первые наименования. Так на первых картах Вятских земель появился город- «призрак» Молома, который в дальнейшем не был заселен и потому, вероятно, совсем исчез.

Вполне возможно, точно такая же история, могла быть с булгарским городком, располагавшимся ниже устья Чепцы. Картографы дали пустому городу наименование (Oorloff) Орлов, но поскольку его русские люди не заселяли, это наименование дали другому возникшему поселению, расположенному выше устья реки Моломы.

Подобный случай, вероятно, был и с оставшимся пустым булгарским городом, находящимся на реке Чепце, который был наименован на иностранных картах Котельничем. По прошествии некоторого времени Котельничем был назван город, находившийся на реке Вятке ниже города Орлова. В результате этого на более поздних иностранных картах в бассейне реки Вятки оказались сразу два города Котельнича.
Интересно во всей этой истории с вятскими городами то, что только один из них город Шестаков на всех картах, без исключения, обозначался стабильно всегда в верховьях реки Вятки, ниже устья р. Летки, правда, на левом берегу, а не на правом, где он действительно стоял.

Можно предположить, что на момент присоединения Вятской земли к Московии, городка булгарского на месте Шестакова ещё не было, а существовал небольшой острог. По этой причине картографам не пришлось ничего переименовывать. Когда русское население или русская рать, оставшаяся в этих местах для охраны присоединённых земель построила в этом месте городок, ему дали своё наименование.Может быть, это было так наименовано в честь воеводы Юрия Шестака Кутузова, воины которого там могли поставить первую русскую крепость?

Карты Вятской земли, созданные именно в этот ранний период, по прошествии времени, когда они уже не соответствовали ни наименованию, ни расположению некоторых городов, то есть не представляли какой-то стратегической ценности, оказывались в руках иностранцев, занимавшихся поиском русских карт. Ими в дальнейшем, как раз и пользовались многие иностранные картографы.

По этим картам мы сегодня можем иметь все-таки некоторое представление, пусть несколько затуманенное о первоначальных поселениях вятчан.

Примечание.

Скорее всего такая картографическая информация, фактически подтверждает сообщение булгарского источника «Джагфар тарихы», в котором говорится, что первоначально город Колын, как центр провинции Нукрат располагался на месте нынешнего г.Кирова (удмурты называли это место Кылно), затем он был перенесен на другое место вблизи «балика на Нукрат-су» (авторское определение -Чуршинского городища), то есть на место, где ныне располагается город Слободской. Позднее, можно предположить, центральный город нукратских булгар снова сменил своё местоположение на прежнее место по какой-либо важной причине. Автор об этом давал объяснения в своей предыдущей работе «Тайны земли Вятской».


Однозначно по этому поводу можно сказать только одно - на момент присоединения Вятской земли к великому княжеству Московскому на Вятской земле существовали два основных булгарских города, важных и по экономическому развитию и по обороноспособности. Оба они назывались в разное время одноимённо Колын и Нукрат.

После присоединения Вятских/Нукратских/ земель и произведённого развода в городах этих, возможно не оставалось даже населения (об этом писал А.И.Лызлов в «Истории Скифии» М. Наука, 1990, с.46,47). Бывшие жители были с Вятки вывезены, а новые ещё не прибыли. Фактически в такой период всё население этих городов могло состоять из тех ратников, которые были посланы для проведения военных акций, взятия под полный контроль всей территории присоединённых земель.

Где в то время мог располагаться главный воевода прибывших ратников, мы не знаем, но, вероятно, там, где находилась его ставка, там и находился властный военный центр Вятской земли.

Учитывая этот факт, мы можем сделать вывод, что один из этих городов стал центральным, и потому, вполне вероятно, его какое-то время по привычке называли Вяткой.

Отсюда следует, что другой город получил русское наименование Хлынов.

О том, как мог развиваться сценарий событий на Вятской земле, исходя из рассмотренных картографических данных (городов Вятки и Хлынова), автор делает своё предположение, изложенное в нижеследующих строках.

Принимая во внимание то, что наиболее ранние карты Г. Меркатора и И.Массы/ Г. Хондиуса были выполнены вполне возможно по данным первоначального периода жизни вятчан, можно предположить, что после присоединения Вятских земель к Московии город Нукрат(существовавший на месте города Слободского) стал именоваться Вяткой, то есть так, как его именовали в русских землях. Подтверждением этому служат картографические данные, которые указывают, что первоначально главный город Вятка находился выше устья Чепцы.

Но почему и когда город Вятка был переименован в город Слободской и центром Вятской земли стал город Хлынов? Этому, без сомнения, должны были предшествовать какие-то серьёзные причины. Какие причины способствовали такой акции?

Попытаемся этот вопрос рассмотреть. Академик Рыбаков Б.А., как автор уже выше сообщал, считает, что карта Московии Антония Дженкинсона соответствует 1497 году. Центром Вятской земли на ней отмечен город Вятка. Карта Гесселя Герритса 1613 года им датируется 1523 годом. На этой карте так же отмечен город Вятка в качестве центрального города Вятской земли.

В свою очередь карты Гийома Делиля, он датирует уже 1526 годом. Гийом Делиль одновременно отметил в качестве центрального города город Вятку на месте(Кирова) и город Хлынов на месте Слободского. Центральный город показан картографическим значком с крестом в верхней части кружка.

Карты Герарда Меркатора и Генриха Хондиуса однозначно показывают картографическими знаками главным городом Вятской земли город Вятку, располагавшийся в тот период на месте города Слободского.

Карта пленных шведских офицеров не указывает на главный город на Вятке, но свидетельствует об одновременном существовании и города Вятки, и города Хлынова. Более ранняя карта Н.Висхера показывает центральным городом так же город Вятку. Три карты указывают главным городом город Хлынов без определения конкретного места и на пяти картах он отмечен на месте города Слободского. На основе этого заключения мы можем сделать свой вывод, что в первоначальный период русской колонизации центральным городом Вятской земли был город Вятка, располагавшийся на месте современного города Слободского.

На карте Антония Вида, которую исследователь русской картографии В.Кордт датирует «ок. 1537г», центральным городом Вятской земли фигурирует уже город Хлынов.

С.Герберштейн, составляя свою карту Московии, обращался к Ляцкому за информацией, по сообщению академика Рыбакова /с. 108/, тоже в 1526 году. На его карте центром Вятской земли значится уже Хлынов.

Таким образом, на основании рассмотренного картографического материала, и выводов сделанных автором в предыдущей работе «Тайны земли Вятской» о том, что Вятская земля вошла в состав великокняжеской Москвы в 1478году, и что с 1505 года по 1524год она, вполне вероятно, снова находилась во владениях Казани, можно сказать следующее.

Вполне возможно, что причинами переноса центра Вятской земли с одного места на другое и переименование города Вятки в город Слободской, могли быть военные события 1505-1507гг, связанные с открытыми боевыми действиями между Москвой и Казанью.
Об этих событиях достаточно подробно сообщил авторитетный историк-скандинавист Вильям Васильевич Похлёбкин.


Информации к размышлению.

Историк-международник В. В. Похлёбкин в своей работе «Татары и Русь»/М.2000,с95-98/, описывая Казанско-Русскую войну 1505 года в примечании к Мирному договору Казанского ханства с Московским государством 1507 года пишет:
«Военные неудачи русских войск в войне 1505-1507гг. были столь значительны, что правительство Василия IV и не думало о реванше или о продолжении явно враждебной политики в отношении Казанского ханства после заключения мира в 1507 году».


По этому мирному договору устанавливался «мир по старине и дружбе, как было с великим князем Иваном Василъевичем»(т.е. при Иване III)»

Что значит «мир по старине и дружбе» в рассматриваемом случае?

Вероятно, под этим надо понимать не притязания Москвы на те территории Казанского ханства, которые были присоединены к Московским землям в Русско-Татарскую войну 1467-1469гг, когда «русская сторона...потеряла в пользу Казани территорию Вятской области и её административный центр»
/там же с.85-88/.


В 1512 году между Москвой и Казанью был подписан Договор о «Вечном мире».

С 1521 над Казанским ханством был установлен турецкий протекторат Крыма с Турцией и началась Первая Казанско-Русская война 1521года. Результатом этой войны было поражение Москвы и признание Василием IV зависимости от Крымского хана. Протекторат России над Казанским ханством прекращался.

В 1523 году началась Вторая Казанско-Русская война. В результате этой войны в августе 1524 года «Василию IV пришлось пойти на заключение мира, выдержать трудные и длительные переговоры и, несмотря на все усилия, подчиниться татарским требованиям. Мир был подписан только спустя пять лет». Третья Казанско-Русская война 1530 года тоже окончилась поражением русских под Казанью.

Аналитический взгляд на картографическую информацию семнадцати рассмотренных карт в отношении существования двух городов  Вятской земли - Хлынова и Вятки

На данной карте ясно видны расстояния между русскими и булгарскими землями, а так же географическое положение Вятских/Нукратских/ земель по отношению к первым двум. Нет никаких сомнений в том, что Нукратские /Вятские/ земли после поражения Москвы в войне 1505 года снова оказалась на длительное время под властью Казани.


«В ходе Четвёртой Казанско-Русской войны 1536 года подверглись разгрому Нижний Новгород и Балахна, а так оке Кострома и Муром. Русское войско фактически не приняло участие в этой войне...»

Обратим внимание на выводы, сделанные В.Похлёбкиным в примечании /с.111/:
«Война 1536-1537гг. не повлекла никакого правового оформления. Зимой 1537 г. татары вновь совершили налёты на русские пограничные зоны, уже достаточно опустошенные в предшествующем году, затем сами прекратили эти нападения. Обе стороны не сделали ни малейшего усилия зафиксировать результаты войны в каком-либо документе. Русская сторона поступала так по причине явной слабости и нежелания подтверждать это документально, (подчеркнуто С.Серкиным) Казанская же сторона, - по своей юридической безграмотности».

Могла ли Вятская /Нукратская/ земля, находившаяся на большом расстоянии от Москвы и достаточно близком от Казани, оставаться под московской защитой в то время, когда даже Нижний Новгород и Кострома были подвергнуты разгрому, а великий князь не оказал им военной помощи?

В таком случае возникает вопрос, в каком году Иван Грозный окончательно присоединил Вятские/Нукратские/ земли к Московскому государству?

В этом же примечании В.Похлёбкин пишет/с. 111/:
«...уже в 1541 г. Грозный стал тайно готовиться к новой войне с Казанью, стал стягивать силы к Владимиру и готовить их, как на военной базе, но последовавшая новая угроза Крыма, а затем падение боярского правительства князя И. Ф. Вельского в январе 1542г. заставили Ивана IV отложить всякие военные приготовления. Только в 1545г. получив секретное известие, что проруская оппозиция в Казани готова совершить очередной дворцовый переворот и свергнуть Сафа-Гирея, если к Казани подойдут для поддержки русские военные силы, Иван IV отдал приказ развязать войну».

И далее В.Похлёбкин сообщает/112/:

В 1545 г. было решено послать водным путём три отряда:
...б) из Хлынова вниз по реке Вятке и Каме до Казани ниже расположения города на Волге».
Поскольку в военных планах Ивана Грозного на 1545 год было отмечено, что один отряд должен был идти на Казань из Хлынова, то это значит что город Хлынов и какая-то часть Вятской земли, возможно большая, к этому времени была уже отвоёвана у Казанского ханства.
Когда это могло произойти?
Вполне возможно, что это могло произойти во время Второй Казанско-Русской войны 1523г.- август1524г., тем более, что эта дата совпадает с датой булгарского источника «Джагфар тарихы».


Этот источник сообщает:

«Колын, захваченный Балыном(Московией) за неуплату Бурашём обещанной за помощь суммы, был возвращен Булгару Улугбеком Мухаммед-Амином в 1505 году, как Унжа и Миджер...В 1524 году Балын (великий князь московский) вновь захватил ЭТИ земли...».
/«Джагфар тарихы». Оренбург. 1997, т.З.п.Ш/


Время окончания Второй Казанско-Русской войны (1524) года из работы В.Похлёбкина, а так же дата завоевания русскими города Колына (1524) из булгарского источника «Джагфар тарихы» и датировка академиком Рыбаковым карты Московии, подготовленной С.Герберштейном (1526), на которой впервые отмечен город Хлынов, позволяют утверждать, что окончательно Вятская земля была присоединена к московским землям, ориентировочно, в 1524 году.

Косвенно о военных действиях 1505 года и 1524года сообщает Герберштейн в своих «Записках о Московии»:
«Казанцы...не соблюдали верности московиту, а в 1504 году отложились (при Мухаммеде-Амине). Следствием этого были многие войны, ведшиеся с обеих сторон государями, в них участвовавшими, долго и с переменным успехом...

В подтверждение строк «Джагфар тарихы» о захвате Вятских/Нукратских/ земель Казанским ханством в 1505 году необходимо представить читателям мнение авторитетного историка, составителя, автора предисловия и комментарий для книги Сигизмунда Герберштейна «Московия» /М - Владимир, 2007/ Зои Ножниковой.

3. Ножникова, комментируя слова Герберштейна о командовании войском, крещёным татарским царём в Казани Мухаммедом - Амином, выступившим в южном направлении и захватившим воеводу города Брянска и сам город, пишет:

«Относительно его роли в битве на Ведроши Герберштейн допустил небольшую ошибку: Мухаммед - Амин возглавлял только часть южной группы русских войск, а не всё войско. С 1505 г. он выступил против Ивана III, а позже добился независимости от Василия III» /с.547/.

Герберштейн в своих «Записках» далее сообщал:
Василий, горя жаждой мести, ...в 1523 году двинулся в Нижний Новгород, чтобы оттуда разорить и занять Казанское царство. Отсюда он отправился к Суре, что в казанских пределах, построил там на границе крепость, которую назвал своим именем - Василевгородом....
На следующий же год он послал одного из своих главных советников -Михаила Георгиевича с ещё большими, чем прежде полчищами для покорения царства Казанского»
/с.280/.

Как видим и «Джагфар тарихы» и Сигизмунд Герберштейн, и В. Похлёбкин, и Зоя Ножникова говорят об одних и тех же событиях, которые между собой согласуются.

Следовательно, можно сделать вывод - с 1505 года по 1524 год Вятская /Нукратская/ земля находилась в составе Казанского ханства.
После вхождения Вятской земли в состав Московии, через какое-то время центральный город Вятка исчез. Центр Вятской земли был перемещен в город Хлынов, а прежний город Вятка стал именоваться впоследствии Слободой, а затем и Слободским.

Если учесть, что после вторичного присоединения Вятской земли к Московии, как пишет Герберштейн, именно город Вятка, какое-то время являлся «государевой крепостью», то пока остаётся загадкой, по какой причине переименовали его.

Однако, память людей о том, что главный город этой земли располагался выше устья Чепцы, способствовала тому, что на большинстве последующих карт иностранные картографы уже и город Хлынов располагали на месте расположения старой Вятки, то есть нынешнего города Слободского.

Рассматривая этот период Вятской истории, надо понимать, что переименование городов было связано с проведением процесса подгонки исторических событий Вятской земли под миф о заселении бассейна Средней Вятки новгородцами и о возникновении здесь их первого города Хлынова в конце XII века.

Вполне возможно, что имеющаяся путаница наименований городов на картах могла быть по прошествии какого-то времени. Об одних и тех же городах на Вятке давали информацию как русские люди(потомки переселенцев с коренных русских территорий), так и булгары(потомки тех, что жили ранее в бассейне р.Вятки/Нукрат/.

На сегодняшний день ясно пока одно, что для полного понимания в этом вопросе надо ещё долго разбираться многим исследователям.
Известный археолог из города Ижевска к.и.н. Л.Д. Макаров, рассматривая географические карты иностранцев XVI-XVIII вв. сделал вывод - город Хлынов имел второе наименование Вятка, соглашаясь с мнением другого археолога Л.П. Гуссаковского.

Л.Д.Макаров пишет:
«Данное явление неудивительно, ибо даже в официальном русском географическом справочнике - «Книге Большому чертежу»(1627), указаны и Хлынов, и Вятка...

На иностранных картах России Хлынов отмечен всегда на одном и том же месте - современном, а вот Вятка «кочует», располагаясь, то ниже г. Орлова, то выше Слободского или просто в верховьях Вятки, а то и на одном из притоков, вероятно, Моломе».
Л.Д.Макаров. Возникновение и первоначальное развитие города //ЭЗВ.т. 1,1994


Представленные автором в данной работе иностранные карты XVI-XVIII вв. противоречат мнению и Л.Д.Макарова, и Л.П.Гуссаковского.
На этих картах всё как раз наоборот, город Хлынов отмечен в восьми случаях из десяти на месте г.Слободского и только в двух случаях на современном месте. Город Вятка отмечен на двух картах на месте расположения современного города Слободского и один раз, действительно, на Моломе.

Л.Д.Макаров и Л.П. Гуссаковский сделали привязку наименований городов Вятка и Хлынов к одному и тому же географическому объекту - Хлынову, не смотря на то, что в «Книге Большому Чертежу» такого объяснения нет.

В этой книге /Книга Большому Чертежу. Редакция К.Н. Сербиной. М -Л.1950./сообщается нижеследующая информация.
«Река Вятка пала в реку Каму с правой стороны; а вытекла река Вятка от верху реки Камы и потекла под Вяцкие юроды: на Вятке город Шестаков, а ниже Шестакова 20 вёрст город Слобода; а от Слободы 30 верст город Хлынов. Ниже Хлынова пятьдесят вёрст город Орловец; ниже Орловца тридцать вёрст на Вятке город Котельнич» /лл.151об.,152/.

«А от устья реки Вятки сто двадцать вёрст, на Вятке город Малмыш, а выше города Малмыш а пала в Вятку река Шошма. А по Вятке реке по Котельнич сверху город Вятка» /л.152об./.

Из этих приведённых строк понятно, что город Хлынов и город Вятка - это совершенно разные города. Если бы речь шла об одном городе с двумя наименованиями, то об этом было бы какое-либо упоминание составителя.

Рассматривая эту выдержку, можно понять, что составитель Книги Большого Чертежа в своей работе столкнулся с проблемой определения действительного местонахождения города Вятки.

Эта проблема для него в те времена была на самом деле серьезной. Нам в этом случае, значительно легче понять, почему исчез город Вятка.
Под его рукой были старые и новые карты (вероятно, и те первые карты, которыми пользовались иностранцы - картографы при составлении своих карт, представленных автором в данной работе), но на последних картах, город Вятка отсутствовал.
Можно предположить, что составитель Книги Большого Чертежа, на всякий случай, чтобы не допустить ошибки, а значит и какой-то ответственности за неописанный город, решил всё-таки его упомянуть, пусть и в некотором отрыве от тех строк, в которых он перечислил остальные вятские города.

Тем не менее, составитель не просто упомянул о существовавшем городе Вятке, но и дал правильный общий ориентир его расположения - «по Котельнич сверху». И он в этом случае был прав. Мы видим на рассматриваемых картах, что город Вятка в одном случае на карте показан на реке Моломе, в другом, ниже устья Чепцы на месте Хлынова (Кирова), в третьем случае, на месте нынешнего города Слободского.
О том, что город Вятка в первоначальный период русской колонизации являлся центральным городом на Вятской земле среди других городов, в числе которых был и город Хлынов, говорят так же и строки Герберштейна /см. с.З/:

«А отстоит Вятка от Устюга на сто двадцать миль, а от Казани - на шестьдесят. Стране дала имя одноимённая река, на берегу которой находятся крепости Хлынов, Орлов и Слободской(Слобода). При этом Орлов расположен в четырёх милях ниже Хлынова, затем, ещё на шесть миль низке, к западу — Слободской; Котельнич же находится в восьми милях от Хлынова на реке Речица, которая, вытекая с востока, между Хлыновом и Орловом впадает в Вятку... (с.255-256) Город Казань отстоит от государевой крепости Вятки на шестьдесят немецких миль...» (с.271)

Перечисляя города, находившиеся в начале XVI века на вятской земле, Герберштейн всех их называет крепостями, но особо выделяет одну «государеву крепость Вятку». Вероятно, именно в этом городе-крепости располагались государевы войска.

Другие крепости-города, надо полагать, охранялись их жителями - колонистами. Об этом автор уже сообщал в данной работе / с.4/.

Всё это говорит о том, что действительно, в первоначальный период русской колонизации земель в бассейне реки Вятки их центр - город Вятка находился на месте современного города Слободского, а город Хлынов на месте города Кирова.

Карты дают достаточно ясную информацию в отношении того, что город Вятка и город Хлынов - это совершенно разные города, находившиеся в разных местах.

Рассматривая данную тему, уместно поставить следующий вопрос:
- Может ли быть уверен историк, занимающийся исследованием истории Вятского края, в том, что сделанные им выводы верны, если исследователи соседнего региона совершенно иначе смотрят на события, рассматриваемые в его работах?

Истины не может быть две, она одна! Если позиции разные, значит, одна из них точно неверна.

Так, например, Гульнара Аминова, научный сотрудник Института Татарской Энциклопедии Академии Наук Республики Татарстан пишет об одном из нами рассматриваемых городов:
«Современный г. Киров имел очень много наименований: булгарский Колын назывался Клинов, Хлынов, Вятка».
Аминова Г. Территория Казанского ханства на русских и европейских картах XV-XVII веков


Мнение автора с Г.Аминовой полностью совпадает.

В дополнение к старым наименованиям города Кирова или точнее городков, которые были расположены на его территории в древности, нужно приплюсовать:
Кылно - удмуртское наименование;
Коллоу - булгарское наименование ( из воспоминаний уроженки с.Карино Н.Касимовой. Каринские татары издавна так называли г. Киров, передавая это наименование из поколения в поколение).

• Серкин С. П. Тайны земли Вятской в этнографических и географических картах. Киров, 2009.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство