крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Афанасьевский район.

Афанасьевский район — самое восточное административное образование на территории Кировской области.

Афанасьевский район.
Афанасьевский район.

Крайняя восточная точка с координатой 54° восточной долготы находится в верховьях реки Колыч — правого притока Камы. Северная граница района имеет участок, смежный с Верхнекамским, а западная — с Омутнинским районами. На юге Афанасьевский район граничит с Глазовским и Балезинским районами Удмуртской реслублики. На востоке соседями афанасьевцев являются территории Кочевского и Кудымкарско районов Коми-Пермяцкого автономного округа и Очерского района Пермской области. Административный центр района — п. Афанасьево, был образован слиянием с. Зюздино-Афанасьевского и дд. Трушниковы, Маёвской (ул. Комсомольская), Ичетовкины и Лозуковы (обе — ул. Труда в юго-западной части поселка). Связь с областным центром осуществляется автотранспортом по маршруту Омутнинск — Белая Холуница — Слободской— Киров (270 км). Ближайшая железнодорожная станция — Стальная (80 км) на ветке ст. Яр — ст. Лесная.

Зюздинский район был образован Постановлением ВЦИКа РСФСР от 10 июня 1929 г. В 1935 г. разукрупнен в связи с передачей части территории вновь образованному Бисеровскому району на основании Постановления Президиума ВЦИК РСФСР от 23 января. Тогда же в состав Бисеровского района вошла часть Кайского района. Соединение Зюздинского и Бисеровского районов произошло в 1955 г. по Указу ВС РСФСР от 30 сентября. Указом Президиума ВС РСФСР от 1 февраля 1963 г. Зюздинский район был переименован в Афанасьевский.

Площадь территории Афанасьевского района составляет 5156,33 кв. км (на 1 июня 1998 г.) и включает 1 поселковый и 18 сельских округов. Общая численность населения района на конец 1994 г. составила 19,3 тыс. человек, из них занятых в сельскохозяйственном производстве 2,1 тыс. человек, а всего в народном хозяйстве (в основном в лесной промышленности) 7,2 тыс. человек. Основной национальный состав населения — русские. Близость Коми-Пермяцкого автономного округа определила в числе других национальностей, проживающих на территории района, и коми-пермяков.

Недра района имеют полезные ископаемые. С XVIII в. здесь велись разработки залежей железной руды (шпатовый железняк). Высококачественная руда с Рябовских рудников, находившихся в верховьях реки Вок и с Гажемовских рудников, открытых на территории совр. Савинского с/о, вывозились на Песковский завод. Кувинский завод Пермской губ. обеспечивался рудой, привозимой с Липовских рудников, располагавшихся на землях б. Заобменского с/с. Берега реки Нярпы имеют выходы мягких известняковых туфов. Твердые известняки залегают в Силятском кряже, но их разработки велись только до 1941 г. По берегам рек Томызь и Пузья обнаружены незначительные запасы нефти. Почва образована материковыми отложениями гравия, гальки и глины, которая может использоваться для кирпичного производства.
Площадь района охватывает бассейн отрезка верхнего течения реки Камы почти от ее истока. Возвышенный рельеф правобережья Камы и ее притоков сформирован Глазовским валом, который тянется параллельно Вятскому Увалу от верховья реки Вятки к устью реки Веслены. Наибольшая абсолютная высота вала достигает 338,1 м около д. Краснояр Гординского с/о, что является максимальной высотной отметкой в области. Пологие, поросшие хвойным лесом, холмы составляют характерный пейзаж района.

История зюздинского края, связанная с его местоположением на границе Вятки и Пермской земли, а также национальным составом «зюздинских коми», издревле составлявшие костяк его населения, овеяна легендами и самобытным романтическим колоритом. Название «Зюздино» местность получила, как полагают краеведы, по речке Зюзьбе, протекающей около с. Бисерово. По берегам именно этой речки начали создавать свои первые поселения славяне, проникавшие в верховья Камы с севера в XI-XIII вв. — в годы освоения Великим Новгородом чудских земель. Постепенно «зюзьбинцы» распространились по Каме и ее многочисленным притокам. Историческое название местности, изменившееся стечением времени на «зюздино», позднее закрепилось и за районом.

Основу коренного населения района прежде составляли коми-пермяки, которые были известны также под названием «зюздинских коми». Еще в 1920-е гг. их численность на территории района составляла свыше 7 тыс. человек. По языку и культуре коми-пермяки очень близки коми-зырянам. По происхождению коми-пермяки являются потомками коренного местного населения, издавна обитавшего в бассейне верхней Камы и ее притоков Косы и Иньвы.

Как народность, коми-пермяки сформировались на рубеже I и II тысячелетий н. э. Пермяки редко строили себе прочные капитальные жилища. Опасаясь славянских землепроходцев, они были вынуждены часто менять места стоянок, выбирая глухие участки леса где-нибудь в низинах. Их летние дома строились из леса мелкого диаметра и имели вид шалашей. Сверху они покрывались тонкими прутьями и берестой. На зиму устраивались землянки или пещеры по берегам рек. Полов в таких землянках не было. На землю стлали траву, хвою и сухие листья. Огонь для тепла и приготовления пищи разводили прямо посреди пещеры. Такие чудские ямы обычно группировались по 10-20, что служит свидетельством примитивного общественного устройства.

Задолго до прихода русских зюздинская чудь знала земледелие и гончарное дело, готовила пряжу, вязала сети и бредники, занималась охотой. Единственным вероисповеданием в крае до прихода славян было язычество. Деревянные идолы ставились около городищ, по берегам рек и на перекрестках дорог.

Защищаясь, племена зюздинской чуди устраивали укрепленные городища, археологические остатки которых сохранились до наших дней. Одним из таких укреплений, имеющих наиболее характерные оборонительные признаки, является городище «Шудья-Кар» (кон. I — нач. II тыс. н. э.), расположенное в 280 м к юго-востоку от б. д. Харино. Находится оно в 200 м от реки Камы на берегу небольшой речки. С юга, запада и востока территорию городища окружают глубокие овраги, а с севера насыпано искусственное возвышение высотой до 10 м. Площадь поселения опоясывает земляной вал, высота которого в настоящее время составляет 2-3 м. При внушительной высоте на абсолютных отметках более 330 м удачное расположение городища в береговом рельефе делает его совершенно незаметным со стороны реки Камы.
На рубеже XIV-XV вв. камские земли приняли подданство Московского государства, но жители зюздинского края сохраняли самостоятельность до XVI в. С сер. XVI в. здесь получило распространение христианство, которое прививалось среди местного населения православными подвижниками. Административно край вошел в состав Чердынского воеводства; позднее, при образовании в 1796 г. Вятской губернии, территория района составляла северную часть Глазовского уезда и имела три волостных центра в совр. п. Афанасьеве, сс. Бисерово и Гордино. После государственного и духовного подчинения зюздинского края Москве отпала необходимость в строительстве укрепленных форпостов. Вместо землянок начали возводиться капитальные бревенчатые дома, которые ставились открыто на высоком правом берегу Камы. Около поселений стали появляться первые молельни-часовни и деревянные храмы. Благодаря христианизации в крае начала постепенно развиваться культурная жизнь, образование и появилась новая эстетическая среда, на основе которой определился и характер культовой архитектуры.

Письменные источники датируют строительство первого деревянного храма 1667 годом. Церковь Афанасия и Кирилла Александрийских дала название одному из основных славянских поселений на реке Каме — селу Зюздино-Афанасьевскому, которое ведет свою историю с 1607 г. О формах этой постройки, как и о композиции Николаевской церкви первой пол. XVII в. в другом старинном селе Зюздино-Воскресенском, не сохранилось иконографических сведений. Наиболее старая культовая постройка, облик которой запечатлен на архивной фотографии, — церковь Воскресения в с. Зюздино-Воскресенском (совр. Бисерово), датируемая 1785-1846 гг. Колокольню, отдельно стоявшую при храме, обмерил и зарисовал в 1830-е гг. иерей И. Редников. Этот уникальный рисунок дает представление о формах местных рубленых звонниц XVII-XVIII вв., соответствовавших по композиционным приемам, почерку развития деревянного зодчества Русского Севера. Позднее, в результате перестройки, восьмигранный столп был перебран и поднят на прямоугольный в плане сруб с заменой шатрового завершения.
Все культовые памятники района, как сохранившиеся, так и известные только по выявленной иконографии, были построены по традиционной для вятского региона планировочной схеме, включающей трапезную. По объемно-пространственным характеристикам зюздинские храмы можно разделить на три группы. Клетские постройки (церкви Воскресения 1785-1846 гг. в с. Бисерово, Рождества Христова 1865 г. в с. Савинцах, Крестовоздвиженская 1863 г. и Александро-Невская 1917 г. в с. Гордино, старообрядческий храм 1910 г. в д. Кувакуш) представлены как одноглавыми, так и шатровыми сооружениями. Церкви Александра Невского и старообрядческая были возведены, несомненно, по единому проекту, оригинально воспроизводившему в дереве приемы национально-романтического модерна. Обращение к шатру, как к древнему типу завершения церковного здания, было обусловлено традицией и в то же время-не являлось характерным для местной школы храмостроительства тех лет. Оно выпадает из обычного ряда одно- и пятиглавых храмов, которые часто появлялись в приходах Вятской епархии на рубеже XIX-XX вв.

Символическое значение шатpa, наличие которого прежде увязывалось с зодчеством дониконовской Руси, в данном случае — просто оригинальный архитектурный прием. Такой же, как и семантическая наполненость композиции, выраженная в формах оригинальных килевидных кокошников, уподобленых языкам пламени.

Кроме церкви в д. Кувакуш, старообрядческий храм находился в д. Илюши Кытмановского с/о. О времени его постройки сведений не сохранилось. Известно лишь, что был он одноглавым и имел колокольню. Богослужение в нем прекратитесь в 1933 г., а здание переоборудовали под клуб, который функционировал до 1950-х гг. Староверская часовня стояла при б. д. Антонёнки Савинского с/о, а на территории б. Верхнеколычовского (теперь — Кувакушский и Езжинский с/о) у границы с Пермской областью, по воспоминаниям старожилов, был женский скит.

В скиту проживало около сотни послушниц, состоявших в основном из коми-пермячек и удмурток во главе с игуменьей. Комплекс построек монастыря включал несколько жилых изб, сгруппированных возле деревянного двухэтажного молельного дома, в котором, вероятно, находилась
келья настоятельницы. Имелась также и отдельная трапезная. Под пашню было отведено несколько гектаров земли. Кроме земледелия монахини занимались скотоводством и пчеловодством. Закрыли монастырь в 1930-е гг.

Усложненные выразительные формы кувашского храма пришлись по вкусу жителям с. Гордино и определили их выбор такой композиции в качестве художественного прототипа. Но при осуществлении этого заказа завершение новой церкви было изменено: кокошники в основании шатра упростились и приняли форму щипцов с фигурным подзором; тем же образом заменились очертания фронтонов, подчеркивавших фасадные
оси.

Клетские храмы с одноглавым завершением имеют, как правило, четырехскатную кровлю. Крыша Христорождественской церкви в с. Савинцы усложнена переломом, главка посажена на сужающуюся книзу шейку, а в планировочную структуру то типу композиции Крестовоздвиженской церкви вписан западный блок с двумя палатками по сторонам притвора под колокольней.

Вторая группа культовых памятников (церкви Афанасия 1861-1872 гг. в с. Зюздино-Афанасьевском, Георгия 1884 г. в с. Зюздино-Георгиевском и Михаила Архангела 1903 г. в с. Пашино) построена по крещатой планировочной схеме. Крестообразность этих построек формировалась за счет прямоугольных прирубов к основному планировочному ядру, имевшему вид четверика. В композицию завершений Афанасьевского и Георгиевского храмов, которые были построены по одному проекту, вписаны шатры. Несмотря на общую композиционную модель, афанасьевский храм выглядел внушительнее. Его образ более тяжеловесен и представителен. Михайло-Архангельская церковь имела каноническое пятиглавие.
Ярусный тип представлен церковью Владимирской Богородицы 1874 г. в с. Верхнее Камье. Ее объемная композиция, основанная на барочных традициях, включает основной восьмерик с узкими диагональными гранями и глухой восьмигранный барабан, несущий колпак шатровой кровли с миниатюрной главкой на высокой тонкой шейке. Архивные источники показывают, что проект этого храма был выбран из «Атласа проэктов и чертежей сельских построек», хранившегося в волостном правлении.

Колокольни многих деревянных храмов района имели однотипные шатровые завершения и, как правило, со щипцовыми обводами у основания. Набор составляющих ярусов, использовавшихся в построении объемов звонниц, был невелик — восьми- и четырехгранные срубы зачастую с промежуточными переходами (колокольни в сс. Пашино, Савинцы, а также Александро-Невского храма с. Гордино). Однако в каждом случае строителям удавалось создавать индивидуальный, запоминающийся архитектурный образ.

Дореволюционная фотография позволила представить облик еще одного типа культовых зданий — молитвенного дома в с. Пашино (1893 г.). В основе постройки лежала обычная крестьянская изба-пятистенок. О ее нежилом функциональном использовании свидетельствует пятигранная апсида и открытая башенка-звонница над противоположным алтарю торцом, который был увеличен за счет другого сруба, формировавшего Г-образную конфигурацию плана этого сооружения. Все части молитвенного дома перекрывали скатные кровли. Срубная конструкция молельни послужила основой архитектору И. А. Чарушину при перестройке ее в 1902 г. в храм. Ему же принадлежит составленный в том же году проект единственной каменной церкви в районе — недостроенного Афанасьевского храма в п. Афанасьеве.

Здесь Чарушин развивает национально-романтическую тему, мотив которой уже прозвучал в проекте пашинской церкви, представлявшем собой разновидность фольклоризирующей ветви русского деревянного зодчества. Усложненный силуэт афанасьевского храма Чарушин решает в характерной для русской архитектуры XVII в. манере: выразительное пятиглавие с глухими барабанчиками малых глав на профилированных постаментах, килевидные полуглавия в завершении стен основного объема, декоративные шатры над углами нижнего яруса — вписаны в пирамидальную композиционную схему с акцентированной центральной осью. Четырехъярусная шатровая колокольня, открытое крыльцо на столбах, соединенных арками с висячей гирькой, в совокупности с богатым декоративным оформлением создают храм-сказку, образ «неба на земле».

Разнообразные приемы фасадного декора культовых памятников второй половины XIX в., заимствованные из арсенала художественной резьбы по дереву, должны были сообщать постройкам присущую народной эстетике «украшательность». Дополнительный декоративный эффект создавала обшивка срубов, сочетавшая вертикальную и горизонтальную набивку досок и служившая фоном для размещения выпиловочных элементов. Например, фасады старообрядческой церкви в д. Кувакуш обшиты в «елочку», а Александро-Невский храм с. Гордино имел оригинальную обшивку в виде треугольных свесов, которые контрастировали с венцами сруба.

Важным компонентом художественной выразительности храмов являлась окраска. Поверхность поля фасадов белилась известью. На фоне побелки ярко выделялись окрашенные темной краской рамочные наличники, сандрики со щипцовыми выступами, зубчатые линии карнизов. Фрагменты подобной отделки сохранились на стенах Христорождественской церкви с. Савинцы. На примере этого же памятника можно проследить стилевой почерк скромного, но со вкусом подобранного декора, уровень качества технического исполнения и подгонки элементов.
В создании храмов принимали участие прежде всего сами прихожане. Соборно, на крестьянских сходах, решали они организационные и строительные вопросы, пополняли церковную казну своими скромными вкладами. Заготовка и приобретение лесоматериала, обеспечение плотницких артелей жильем и питанием на время работы, добровольная помощь на стройке — все это входило в обязанность приходских общин.
Храмы, возведенные «всем миром», становились источниками православного образования и духовной культуры. Они являлись средоточием разных видов искусств, центрами просвещения. Священники основывали в селах приходские школы и, обучая детей грамоте, способствовали насаждению христианской нравственности. Наиболее деятельные священнослужители активно участвовали в создании храмов как организаторы и руководители строительства (М. Князев, д. Черанёво) или, наряду с зодчими, предлагали свои варианты перестройки храмов (И. Редников, с. Зюздино-Воскресенское).

Народные мастера и подрядчики Ф. М. Бледных, С. Борисов, И. В. Малых, Д. Потапов, Северухин, возводя храмы в соответствии с предложенными проектами, стремились проявить свою творческую индивидуальность, а архитекторы И. А. Чарушин, Галкин, Е. И. Мартынов, Э. В. Гарман, варьируя канонические формы, — по-новому прочесть традиционные образцы.

Главная особенность, отличающая большинство поселений района, — исключительно удачное по архитектурно-ландшафтным качествам месторасположение сел и деревень в окружающей природной среде. Населенные пункты, как правило, находятся по высоким берегам рек и вдоль дорог, проложенных по гребню водоразделов. Застройка живописно огибает складки рельефа, повторяет направление дорог и очертание оврагов. Наиболее распространенные типы планировок — одно- и двухрядная, разветвленная, двухуличная с однорядной застройкой и прибрежная.

В селах и деревнях преобладает поздняя (главным образом после 1940-х гг.) и современная жилая застройка. Постройки второй половины и конца XIX в., не имеющие следов перекатки и капитальных ремонтов, встречаются крайне редко. К одному из таких исключений можно отнести дом Т. И. Черанёва в д. Терешовы Ичетовкинского с/о, построенный Ф. М. Черанёвым в 1870—1890-е гг.

В 1879—1880 гг. в Березовских Починках Глазовского уезда (совр. д. Ванино Березовского с/о) отбывал ссылку писатель и публицист В. Г. Короленко (1853-1921). Свои впечатления от пребывания в «лесной глуши» Вятской губернии он отразил в автобиографическом произведении «История моего современника». Там, наряду с общим повествованием о местности Зюздино-Афанасьевской и Бисеровской волостей, имеются литературные зарисовки крестьянского быта, нравов, а также беглые описания народного жилища и, в частности, курной избы. В настоящее время на месте дома Гаври Бисерова, в котором жил Короленко, поставлена мемориальная стела (автор — кировский художник П. С. Вершигоров).

Среди старой жилой застройки района встречаются дома нескольких типов. К наиболее часто встречающемуся типу можно отнести усадьбы, в которых к жилой части, состоящей из теплой избы, сеней и клети через двор (крытый или открытый), добавляются хозпостройки (амбары, хлева): дом А. Д. Сидорова второй полов. XIX в. в с. Георгиево, усадьбы М. П. Лучниковой кон. XIX — нач. XX вв. в д. Ванино, В. О. Сидорова кон. XIX в. в д. Верхняя Нярпа Георгиевского с/о и Т. Я. Некрасовой кон. XIX в. в д. Парёнки Гординского с/о. В рамках этого типа возможны сонанты, когда хоздвор, вплотную примыкая к избе, придает расположению построек на усадьбе ломаную П или Г-образную конфигурацию (усадьбы Н. П. Светлакова нач. XX в. в д. Вышка, А. Коршунова кон. XIX — нач. XX вв. в А. Минькино Георгиевского с/о). Особый тип
задьбы-комплекса получается при живописном расположении составляющих двор хозпостроек усадьба Ф. А. Бучева нач. XX в. в д. Езжа). Часто встречаются жилые дома-шестистенки (две избы с сенями посередине), поставленные длинной стороной по линии уличной застройки.

Состав хозяйственных построек, как входящий в комплекс усадеб, так и отдельно стоящих, для любого региона области и не выделяется какими-либо характерными местными особенностями. Это амбары, хлева, бани. Амбары (одинарные и двойные) имеют бревенчататые залобники и помосты вдоль широкой стороны. Редко, но попадаются амбары в два яруса (амбар кон. XIX в. в д. Ларёнки Гординского с/о). Бани в основном четырехстенки с дощатым предбанником. Встречаются бани и по-чёрному открытой печью-каменкой и долбленой трубой. Малые формы представлены ледниками, огуречниками рассадниками, колодцами (с воротом и «журавлем»), оградами, воротами и вороньими висельницами.

Исключительно редким для района сооружением из бревен является мост через старицу р.Камы в д. Ванино. Он представляет собой длинную, заполненную землей ряжевую дамбу с нешироким перекрытым прорезом для протока воды. Построен мост в 20—30-е гг. XX в., но техника его восходит к традиционным приемам старых мастеров-древоделов.

В продолжение темы гидротехнических сооружений стоит отметить, что в 1920-х гг. в Зюздино-Афанасьеве собирались построить ГЭС, для чего спали насыпать высокую дамбу. Стройка велась на средства (освоено около 260 тыс. руб.) лесозаготовительного и сплавного предприятия «Волго-Каспий-Лес». Но вскоре строительство было признано нецелесообразным и работы прекращены.

Достоверные исторические сведения о формировании застройки села Зюздино-Афанасьевского ранее кон. XIX — нач. XX веков отсутствуют. Известно только, что планировочное ядро села образовалось на пересечении дорог, одна из которых проходила от р. Камы до совр. д. Маёвской (ул. Красных Партизан), а другая уходила в направлении с Зюздино-Восхресенсхого (совр. с Бисерево) (ул. Советская), связывая два наиболее крупных населенных пункта края. Центр поселения со второй полов. XVII в. отмечался сменявшими друг друга деревянными храмами. Здесь же в нач. XX в. была заложена и каменная церковь.

Застройка центра, выделяющегося в ландшафтной панораме села более высокими вертикальными отметками, ко времени строительства Афанасьевской церкви — первого и единственного сооружения из кирпича — состояла в основном из крупных двухэтажных деревянных домов, принадлежавших местным торговцам и купцам Абрамову, братьям Митрофановым и Саутину. Особенности функциональной структуры этих зданий заключались в том, что их первые этажи отводились под торговые лавки, служебные и складские помещения, а жилые комнаты для хозяев или для сдачи внаем располагались наверху. Здесь же находились два казенных дома для священнослужителей, в которых после 1926 г. разместили волостную больницу и аптеку. Напротив стояло здание церковно-приходской школы, которая была открыта в 1891 г. на базе реорганизованного первого учебного заведения зюздинского края — «Зюздино-Афанасьевского училища», образованного в 1864 г. Рядом со школой располагалось еще одно двухэтажное здание для церковного причта, проживавшего наверху над помещениями, занятыми торговыми лавками.

В связи с необходимостью изготовления кирпича для возведения капитального здания церкви на восточной окраине села (на месте совр. колхозной конторы) построили два протяженных кирпичных сарая, оборудованных печами для обжига. Весь технологический цикл осуществлялся ручным способом. Заготовка кирпича проводилась успешно, потому что шел он не только на главную стройку, но и по многим частным заказам для нужд населения. В первые десятилетия XX в. местный кирпич кустарного изготовления чаще стал применяться при кладке цоколей общественных и жилых деревянных зданий, но больше всего он использовался для печных работ.

Старое сельское кладбище занимало территорию, на которой в настоящее время расположено здание районной библиотеки (ул. Первомайская, 11; бывш. контора Афанасьевского леспромхоза). Там находилась небольшая деревянная кладбищенская церковь, название и возраст которой забылись. Еще одна культовая постройка — деревянная часовня, появилась в селе в 1879 г. «иждивением ссыльных Санниковых», о которых известно только то, что родом они были из Орловского уезда Вятской губернии.

Облик села в значительной степени изменился пожарами, которые, судя по имеющейся исторической хронике, случались в Зюздино-Афанасьевском достаточно часто. Наиболее сильный пожар 1913 г. уничтожил большую часть исторической застройки села.
На восточной окраине находилась двухэтажная волостная земская больница. Здание было примечательно тем, что имело водопровод, напор в котором поддерживался с помощью насоса. Выделялось оно и внешне: сруб был обшит тесом и окрашен масляной краской, а кровля покрыта листовым железом. Рядом с больницей стоял флигель, в котором располагались квартиры медперсонала.

Неподалеку от больницы стояло двухэтажное здание волостного правления, в котором после революции 1917 г. разместили школу. Другие общественные здания — волостная библиотека и земская школа (сгорела в 1911 г.) — тоже были двухэтажными. Первое из них принадлежало Е. А. Черанёву, причем сам хозяин с семьей жил в том же доме на первом этаже. Ближе к центру располагалась пекарня Митрофанова, где выпекали сушку. Ниже по улице было двухэтажное здание профессионального училища, в котором мальчиков обучали столярному ремеслу. Во время Гражданской войны 1918-1920 гг. помещения училища использовались в качестве инфекционного отделения волостной больницы.
Начиная с 1920-х гг., застройка села постепенно обновлялась за счет перестройки старых и строительства новых зданий на месте сгоревших. Устойчивое, основанное на вековой местной практике и экономических соображениях использование при строительстве только лесоматериала, привело к тому, что и по сей день даже крупные общественные постройки районного центра остаются деревянными. Из них наибольшую архитектурную ценность представляют памятники, появившиеся в 1930-е гг. и отразившие в своем облике веяния конструктивистского направления — Дом культуры и здание администрации.

Последние годы, к сожалению, не внесли в застройку и благоустройство поселка существенных качественных изменений. Известный своей древней историей, которая достаточно изучена благодаря многочисленным археологическим раскопкам, Афанасьевский район не так богат архитектурными памятниками. Сохранившиеся храмы представлены всего двумя постройками — каменной церковью Афанасия Александрийского в п. Афанасьево и деревянной — Рождества Христова в с. Савинцы. Гораздо больше здесь старых рубленых построек, связанных с бытом и хозяйственной деятельностью населения. Интересна деревянная застройка с. Бисерово и п. Афанасьево. В районном центре следует выделить два памятника, относящихся к архитектуре 30-х годов XX в. и имеющих упрощенные черты конструктивизма. Это здание администрации и Дом культуры.

Специфическая особенность, объединяющая почти все памятники района, — это материал, из которого они построены и, соответственно, ограниченный по времени срок их создания — вторая полов. XIX в. — 1930-е гг. Поскольку деревянные постройки наиболее подвержены разрушению и утрате, они подлежат самому бережному отношению при эксплуатации и охране. Все они, независимо от ценности, места и времени создания, представляют несомненный интерес.


Афанасьевский район.Схема расположения памятников:
1 - церковь Афанасия Александрийского,
2 - Дом культуры,
3 - дом Е. Лихачева,
4 - здание административное,
5 - амбулатория,
6 - сберкасса,
7 - лавки торговые,
8 - дом жилой,
9 - «дом В. Митрофанова».
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство