крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.В этой и следующих статьях мы выясним, как зарождалась самобытная вятская архитектурная школа, как и почему в течение века менялись архитектурные формы храмов — их планировка и объемно-пространственная композиция, декоративные средства и размещение декора на фасадах.

Как мы уже знаем, первенцем каменного зодчества на Вятке стал Свято-Троицкий и Николаевский кафедральный собор. Соборный тип храма обязывал к монументальности и представительности; он издавна отличался большим консерватизмом, неизменно следуя соборам Московского кремля. Это был обычно кубический, с четырьмя или шестью внутренними столбами объем, не дополнявшийся какими-либо пристройками (кроме алтарных полукружий) и увенчанный пятью крупными куполами. Однако в XVII в., когда во всех сферах культуры церковное начало постепенно вытесняется светским, соборные храмы теряют былую аскетичность. Композиция их усложняется. Фасады затрагивает свойственное тому периоду декоративное многообразие, прозванное «узорочьем».

Все это, пусть в неодинаковой степени, проявилось и в хлыновских соборах — Кафедральном и Успенском Трифонова монастыря. Первый, известный лишь по описаниям и изображению на иконе, был асимметричен за счет примыкавшей с севера теплой Николаевской церкви и поставленной у северо-западного угла колокольни. Монастырский собор в композиционном отношении традиционнее, но строгость облика смягчается наличниками и другими деталями убранства.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Дальнейшее церковное строительство, развернувшееся в 1690-е гг. силами артели И. Никонова, придерживается уже иного, так называемого трапезного типа. Здание состоит из основного объема — четверика, бесстолпного пятиглавого, реже — одноглавого, и обширной двухстолпной трапезной, в которой обычно служили зимой. Тем самым она превращалась в теплый храм, как ее и было принято именовать. Западнее, по той же продольной оси, пристраивалась паперть с открытым арочным крыльцом на столбах. Колоколен при этих церквах первоначально не было. Их, вероятно, заменяли простейшие деревянные звонницы с подвешенными на козлах колоколами. Несмотря на позднейшие перестройки и искажения, в качестве примеров можно привести Преображенскую церковь в Хлынове (1696) и Екатерининскую (1699) в Слободском. Сюда же относились ныне не существующие хлыновские Богоявленский (1698) и Воскресенский (1700) храмы.

Сходная композиция нередко употреблялась и в 1700-1720-х гг. Такова, скажем, Покровская церковь в Хлынове (1709; ныне не существует), у которой над папертью имелась каменная колокольня, быть может, современная храму Покровской церкви хлыновского пасада. Вместе с тем наблюдаются новые объемные решения. Они были навеяны, с одной стороны, слегка проникшим и на Вятку «московским барокко», с другой — деревянным зодчеством.

Для «московского» (оно же — «нарышкинское») барокко характерны центрические ярусные, с тремя убывающими восьмериками на четверике, храмы вроде знаменитой церкви в Филях. Композиция «восьмерик на четверике» появляется в начале XVIII в. и в вятских памятниках, но истолкована совсем иначе. Общее построение далеко от центрического. Это, в сущности, тот же трапезный тип, подчас с привнесением асимметрии. В хлыновской Пятницкой церкви (1705—1712), трапезная с юга была расширена приделом, а к северной стене паперти примыкала колокольня. Восьмерик как на Пятницкой церкви, так и на, увы, не сохранившемся Преображенском соборе в Слободском (1699— 1717), был один, широкий и довольно грузный. На Вятке эти восьмерики вели происхождение не от «нарышкинских», а от деревянных построек. Если возведение восьмерика в камне представлялось на данный момент дорогим или технически сложным, его делали в привычном материале — дереве. Подобное сочетание рисует документ 1783 г., относящийся к Николаевскому собору в Нолинске: «... при означенной ... церкви самый материк складен четвероугольной каменной, на нем шестерик срублен деревянной». Если на каменных церквах встречалась даже редкая форма деревянного шестерика, то более реальными были деревянные восьмерики.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Совсем бесспорно влияние дерева на вятские каменные храмы «восьмериком от земли», с пятигранным алтарем. Именно так исстари рубились деревянные шатровые храмы. Их композицию, исключая шатер, воспроизводит основной объем хлыновской Иоанно-Предтеченской церкви (1714—1723). Еще одним храмом «в виде восьмигранной башни» был в Хлынове Всесвятский (1723; не сохранился).

Правда, к обоим названным памятникам отыскивается аналог в Великом Устюге, где была однотипная церковь Иоанно-Предтеченского монастыря. А вот употреблявшиеся вятчанами храмовые покрытия весьма оригинальны. Речь идет о деревянных «курмах», венчавших деревянный же или каменный восьмерик, а при отсутствии такового располагавшихся непосредственно на четверике. Не исключено, что «курмы» были и на постройках никоновской артели. Ведь их главы, к примеру, на Екатерининской церкви в Слободском, вряд ли являются изначальными.




Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Родственные известным в Древней Руси «кубоватым» завершением, они имели восьмигранную луковичную форму, либо более пологую, но с изломом, четырехгранную. На Благовещенской церкви Трифонова монастыря (ок. 1726—1728), согласно описи 1764 г., была «курма осьмигранная тесовая, на коей глава обита лемехом». То же угадывается и на Знаменско-Богородицкой церкви с. Пасегово (1726). Об очертаниях «курм» в большинстве случаев можно судить даже по позднейшим железным кровлям.

Деревянные надстройки порой достигали внушительных размеров. Иначе епископ Лаврентий, осматривая в 1776 г. обветшавшую церковь пригородного хлыновского Иоанно-Богословского монастыря, не нашел бы, что «деревянное строение, имеющееся на верху церкви... излишнее и для стен в разеуждении тягости вредное».


Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Каменных колоколен на Вятке строилось тогда еще очень немного. Опять-таки под влиянием «московского барокко», но еще больше — деревянного зодчества они приняли восьмигранную столпообразную форму. Очень любопытна была колокольня Пятницкой церкви, имевшая при переходе к ярусу звона расширение, известное как «повал». Вместе с шатровым верхом это придавало ей уникальный силуэт.

Обратимся теперь к декоративной стороне вятских храмов. Кроме двух первых соборов, они охвачены волной «узорочья». Фасадные украшения из лекального или тесаного кирпича не только обильны. Они и калейдоскопичны: скажем, два соседних наличника часто неодинаковы либо при сходном рисунке отличаются в нюансах. На Вятке такое убранство, по справедливому замечанию Б. В. Гнедовского и Э. Д. Добровольской, «органично связано с резьбой пряничных досок, дуг и саней. Ему сродни запутанная вязь кукарских кружев, фигурное прутяное плетение и затейливое искусство вятских гончаров».

Стены храмового четверика имеют, как правило, трехчастное деление. Оно создается спаренными, а на углах — тройными колонками. В Иоанио-Предтеченской церкви, с ее основным восьмериковым объемом, вдоль и на стыках гранен — пучки колонок в два яруса либо вертикальные ряды ширинок. В одних памятниках (Преображенская церковь в Хлынове, Екатерининская в Слободском) средние колонки — «висячие», хотя и опирающиеся на полочку. В других (хлыновская Покровская церковь, храм с. Пасегово) опущены до цоколя, обведенного «балюстрадой». Над колонками обязательно делается широкий пояс, тоже включащий фигурные столбики — балясины. Этот пояс вместе с карнизом отделяет полукружия кокошников в завершении стены. В храмах с «восьмериком на четверике» кокошниками оформлялся восьмерик.

Слагаемым декора свойственна дробность: между колонками втиснут поребрик, у кокошников — уступчатый профиль и т. д. Самыми изощренными элементами являются, однако, наличники. Тут изобретательность мастеров неистощима. Похоже, шло настоящее творческое соревнование.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.

Колонки в обрамлениях окон использовались редко. Чаще но сторонам проема выкладывались тяги из миниатюрных балясинок или кружков-розеток. Иногда розетки образуют вторую и даже третью внутреннюю рамку (Преображенская церковь). Немало наличников, выложенных набором бусин-жгутов, из которых составлены и их многообломные кокошники. Кокошник был трехчастным, заостренным посередине, либо ему придавался плавный, бочкообразный абрис. Интересны пятиугольные, иногда чуть «разорванные» завершения наличников, да еще со вставкой наподобие двойной «кисти» (Трехсвятительская церковь Трифонова монастыря, ок. 1710—1717).

Все перечисленное — самобытные вариации стилистики русского зодчества середины XVII в. Между тем в центре России уже расцветало «московское барокко», вытесняя «узорочье». Свойственная «нарышкинским» памятникам упорядоченность декора оставалась чуждой вятчанам. Разве что в надвратной Никольской церкви Трифонова монастыря (ок. 1700) наблюдается повторяемость фасадов и стандартизация убранства.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Сами мотивы «московского барокко» проявляются на Вятке довольно слабо, сочетаясь все с той же декоративной витиеватостью. Это — заполнение кокошников раковинами, появляющиеся кое-где витые колонки. Но больше всего — наличники с двумя встречными завитками, известные по произведениям ведущего зодчего той эпохи Я. Г. Бухвостова и его круга. У вятских мастеров «завитковые» наличники, даже если и выделены в самостоятельный ряд (северный фасад Екатерининской церкви в Слободском; в Пасегово) уживаются со старозаветными. К тому же они безордерные: вместо колонок, за немногими исключениями, по-прежнему выводятся тяги из знакомого нам набора, в тимпане подвешивается кисть. И все-таки в рисунке завитков ощутим барочный динамизм. В среднем алтарном наличнике Николаевского собора в Нолинске завитки, разделенные киотом, сильно закручены и превращены в «спирали». Еще эффектнее их форма над окнами хлыновской Иоанно-Предтеченской церкви. «Стебли» завитков как бы выпячиваются в стороны, не образуя прямой линии с поддерживающими их колонками, а на изгибе упираются друг в друга, как упругие «рога».

Итак, еще во второй половине 1690-х гг. на Вятке начала складываться региональная школа каменного зодчества с присущими ей своеобразными композиционными и декоративными приемами, окончательно сформировавшаяся в 1720-е гг. Попутно выделим — как ее особую ветвь — памятники вятского юг (разграничительную линию можно условно провести где-то около Кукарки). Отдельно стоящую шатровую колокольню собора в Яранске (ок. 1694) знаток архитектуры русской провинции Г. К. Лукомский считал даже более стройной, чем колокольня знаменитого ансамбля Коровниковской слободы в Ярославле. Близ Яранска, в с, Шошма находится церковь Рождества Богородицы — храм, содержащий зрелые черты «московского барокко», типа «восьмерик на четверике», с изящной восьмигранной колокольней, наделенной тремя ярусами звона. Некоторые фасадные детали (коринфские капители колонок) вытесаны из белого камня. Но в целом убранство церкви не сходно с Москвой и Подмосковьем. Оно либо, как в рисунке наличников, сближается с казанскими и чебоксарскими храмами, либо вообще не имеет аналогов («резные» навершия граней восьмерика). Вероятная датировка этого первоклассного памятника — конец 1690-х гг.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.

Если южный ареал поддерживал тесные контакты с Поволжьем, то Хлынов и северные уезды — с Великим Устюгом. Крайне важен вопрос, когда через Устюг пришел на Вятку тип храмового завершения в виде малых ярусных восьмериков, сопровождаемых «полуглавиями» (дугообразные выступы поверху стен четверика). Основной восьмерик в данном случае значительно уменьшен по отношению к четверику и сведен до роли светового фонаря. Подобная композиция возникла в самом начале XVIII в. в Москве (круг архитектора И. П. Зарудного) и вскоре была перенята устюжанами. Хронологически первым вятским храмом, венчавшимся такими восьмериками, вроде бы был Владимирский в Хлынове (1707—1718; ныне не существует). Но поскольку в «метрике», составленной в конце XIX в. для Археологической Комиссии, говорилось: «Нынешний храм более поздний», есть сомнение, не был ли верх результатом переделки. Ибо композиция и декор принадлежали тут уже следующему этапу развития местной архитектуры.

Главка храма сохранила старинную зеленую поливную черепицу.

Архитектурные формы храмов 1680-1720 годов.

А. Ю. Каптиков.
№1. Автор: Виктор (6 мая 2010 20:54).   
  
В селе Рождественское(Шошма) церковь разрушилась примерно в году 2000.

spacer spacer spacer
№2. Автор: adf (7 мая 2010 08:04).   
  
Очень печально, ведь все храмы строились на средства местных жителей, проживающих в этих селах. Т.е. это достояние не государства или церкви, а самих селян. И когда стоят такие руины, кажется, что деревня умирает.


--------------------

spacer spacer spacer
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство