крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Первый регулярный план города Вятки 1784 года.

Первый регулярный план города Вятки 1784 года.13 августа 1784 года указом Екатерины II был конфирмован (утвержден) «План Вятского наместничества городу Хлынову, назначенному быть губернским городом». По этому плану городу отводилась территория в границах от современного Октябрьского проспекта до берега Вятки и от улицы Мопра до прямой, параллельной Орловской улице и отстоящей от нее на 85 метров к северу. Это был первый проектный план Вятки, построенный на принципах регулярности, геометрически правильного порядка, не принимающего во внимание реального сложно-пересеченного рельефа местности, глубоких оврагов и холмов. Мало того, что сам город получал форму прямоугольника с окаймляющими его с трех сторон «рвом и валом к ограничению города» (с четвертой стороны была река). В прямоугольник города вписывались прямоугольники кварталов, в свою очередь заполненные прямоугольниками дворовых мест. Прямыми, перпендикулярными друг другу улицами город делился на кварталы, вне которых оставались Трифонов и Преображенский монастыри да кремль. Западнее его предусматривалось устройство торговой площади с Вознесенским, Спасским, Воскресенским и Покровским храмами. За Преображенским девичьим монастырем отводилось место для постройки двух служебных корпусов губернских присутственных мест и двух жилых корпусов, предназначенных для губернатора и вице-губернатора. Еще трем площадям — без казания их конкретного назначения — следовало быть на поперечной Спенчинской (ныне Карла Маркса) улице. Небольшие по размерам площади устраивались у приходских церквей на бывшем посаде: Всехсвятской, Владимирской, Предтеченской, Знаменской, Стефановской, Пятницкой.

План предусматривал зонирование городской территории. Он указывал, какие из кварталов (в центре) следовало застраивать только каменными домами, в каких можно строить деревянные дома (на окраинах), а где наряду с каменными можно строить и деревянные, но на каменных фундаментах. Вредные промышленные производства следовало располагать ниже города по течению реки (кожевенные, мыловаренные заводы, скотобойни), зона складов («кладовые магазейны и анбары») размещались внизу, у реки против города. Кладбища, уже выведенные из жилой зоны, должны были отстоять от домов не менее, чем на сто сажен, а торговые ряды располагаться «в нарочитом расстоянии от жила».

Указывалось место для кузниц — «при въездах в город». Конечно, ни из Петербурга, ни из Нижнего Новгорода нельзя было предусмотреть все, и отдельные решения по плану города мог принимать на месте гражданский губернатор: определить назначение каждой из площадей, назначить места для трактиров, для солдатских и инвалидных команд, не выходя при этом из высочайше утвержденного плана. Но не было у них права, сообразуясь с местностью, хотя бы частично изменить размеры квартала, расширить или сузить улицу, поставить здание вне очерченных планом кварталов — это считалось изменением плана.

План был составлен Комиссией о строении городов, работавшей с 1762 по 1796 год в Петербурге. Она использовала план Хлынова, снятый с натуры в 1759 году комиссией по межеванию земель, и более поздние материалы, уточняющие тот план, подготовленные по поручениям генерал-губернатора (нижегородского А.А. Ступишина, а затем казанского П.С. Мещерского) местными геодезистами. Планировочные работы возглавлял архитектор Иван Лейм — его подпись и стоит на планах губернского и уездных центров губернии. Имея ситуационные планы старого города, архитекторы смогли при соблюдении регулярности общего решения плана найти возможность сохранить все каменные здания, к тому времени уже построенные по старому плану. Кроме каменных храмов на плане показаны общественные и обывательские каменные здания заводчиков Г. Вяземского и И. Толмачева, казначея Кононова, бывшего секретаря провинциальной канцелярии А. Перминова и комиссара берг-коллегии И. Трапицына, питейная изба и общественная богадельня у кремлевского рва. Проектируя уличную сеть, они приняли за базисные Московскую и Стефановскую улицы. На оси первой оказались колокольня Кафедрального собора на востоке и Всехсвятская церковь на западе, а на второй — Стефановская и Владимирская церкви.

При регулярном плане и застройка должна быть регулярной, подчиненной определенным правилам. Если раньше жилой дом мог занимать любое положение в пределах отведенного места, то теперь дома следовало ставить только по красной линии главных улиц, какими считались продольные улицы, идущие с востока на запад; улицы поперечные не застраивались, и на них выходили фасады хозяйственных построек и ограды. Длина участков равнялась половине квартала, а его ширина — по главной улице — определялась размером фасада выбранного дома. Строить новые дома разрешалось только по утвержденным «образцовым» проектам, уже опробованным при застройке Твери и других городов. Рисунки фасадов были присланы в губернию вместе с планом города; здесь с них снимались копии для отсылки в уезды.

Застройка города по новому плану, по существу полная перестройка, началась с указа губернского правления от 23 июня 1786 года, предписывающего губернскому архитектору Ф. Рослякову обозначить в натуре новые улицы и площади крепкими вехами и снести первые 17 обывательских дворов, которые мешали постройке двух корпусов присутственных мест. В мае следующего года они были заложены, а к 1790 году и построены. Для постройки «плановых» обывательских домов отведено поначалу 22 дворовых участка. Несмотря на почти двукратное увеличение городской территории застройка шла в крайне стесненных условиях и потому медленно. Старые, подлежащие сносу, дома мешали проезду по новым улицам, а сносить их было нельзя до постройки новых;, но их сносили, занимая для временного жительства хозяйственные постройки. Поэтому в 1798 году в Вятке было всего 782 жилых дома — меньше, чем в год открытия наместничества. К концу века по плану на Московской улице было построено 9 каменных домов и флигелей, на Спасской (Дрелевского) — 8, на Копанской (Герцена)
 — 3, на Преображенской (Энгельса) — 3, а всего 27 каменных домов и флигелей. Главную торговую площадь против колокольни Кафедрального собора застроили несколькими корпусами деревянных лавок (они сгорели в 1798 году). Полностью обстроили деревянными купеческими лавками и амбарами Хлебную (Театральную) площадь. На пересечении Спасской и Казанской (Большевиков) улиц в 1799 году по проекту Ф. Рослякова выстроили четыре одноэтажных корпуса каменных лавок, а в 1802-1803 годах
 — один корпус каменных лавок за алтарем Спасского собора и еще три корпуса по Спасской улице. К 1804 году в Вятке было уже 835 домов «разного звания людей» и 113 каменных лавок на месте древнего торга.

В 1804 году специальным рескриптом на имя губернатора Рунича Александр I (после настойчивых ходатайств городского общества) упразднил две первоначально запроектированных диагональные улицы и разрешил перенести южную границу города на 40 сажен южнее — на то место, где ныне проходит Орловская улица. Эта мера несколько облегчила перестройку центра, но обстановки в целом не улучшила. Городское общество раз за разом возбуждало ходатайства о прибавлении к городу дополнительных селитебных земель. Осенью 1806 года приступивший к исполнению обязанностей губернского архитектора М.П. Кисельников составил реестр всех деревянных домов, построенных еще по старому плану и потому подлежащих сносу. «Неплановым» был 261 дом, из которых 110 считались ветхими и 102 — совсем непригодными для жилья. К своему ходатайству городская дума приложила составленный землемером Е.И. Родионовым план города и его окрестностей, включая Хлыновскую слободу, указывая на эти земли как на возможную и желательную прирезку их к городу. Продолжая дело, начатое еще Ф. Росляковым, исполняющий обязанности губернского архитектора Е.И. Родионов к очередному ходатайству составил новый план города, который следовало рассматривать как возможное решение вопроса об увеличении территории города — на юг до речки Хлыновицы и на север до Луковицкого оврага. Дело затянулось еще на несколько лет.

А.Г. Тинский.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство