крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Архитектурный комплекс на Великой реке.

Архитектурный комплекс на Великой реке.

Уникальная достопримечательность Вятской земли, храмовый комплекс села Великорецкого, представлен рисунком художника прошлого века М. Чемоданова.

Взору нашему открывается величественная панорама. Торжественная череда монументальных храмов, возвышающихся на открытом холме за лощиной в окружении строгих зданий и изящной ограды. Отступившая лесная чаща, простирающаяся у подножия холма. Небольшая одинокая церквушка на пригорке. Дом на дальнем холме, за лесом. Часовня-ротонда, приютившаяся в низине. Гармония единения величия природы и архитектуры.

Художник любуется творением вятских зодчих, талантливо соединивших свое произведение с живописным ландшафтом. Собрав в единую картину здания и сооружения разветвленного комплекса, он стремится показать нам все достоинства архитектурного ансамбля, хочет поразить нас грандиозным, столичным размахом архитектурного замысла Великорецкого чуда.

Каждый, кто побывает в этом замечательном уголке Вятской земли, убедится в искренности художника прошлого века. Поразит нас и масштабность мысли, и отточенность архитектурно-композиционного решения. Великорецкий ансамбль впечатляет даже теперь, после стольких утрат. И, конечно, захочется познакомиться с ним поближе. Хотя слово «познакомиться» звучит здесь как-то обидно и даже кощунственно. Ведь испокон веку о Великорецком знал каждый житель земли Вятской. Каждый православный стремился совершить Крестный ход на Великую реку, чтобы получить духовное озарение, утешение — исцеление от явленного здесь святого образа.
Так было почти шесть столетий.

Благоустройство места паломничества являлось постоянной заботой церковных и светских властей, привлекавших для совершенствования комплекса лучших зодчих. Здесь воплощались передовые архитектурные, строительные идеи и замыслы, осененные именем святыни Вятской земли — образом Николы Великорецкого. О Николе Великорецком знали с давних времен в ближних и дальних землях, ведали и в Москве. Издавна незримые духовные нити связывали уединенный уголок Вятской земли со столицей.

Архитектурный комплекс на Великой реке.В 1561 году у Фроловских (Спасских) ворот Московского кремля торжественно и победно вознес к небу девять своих башен Покровский собор, «что на рву», названный в народе Василием Блаженным. Храму предназначено было, вопреки первоначальному замыслу, стать символом единения, свободного самостоятельного развития Руси, идейным центром не только Москвы — всей страны. Ликующая архитектура Покровского собора воплотила внутреннее содержание души русского народа XVI века на одном из кульминационных этапов его исторического развития.

Иван Грозный замыслил мемориал, увековечивающий знаменательный момент в русской истории — взятие русским войском в 1552 году Казани и покорение Казанского ханства. В день праздника Покрова Божией Матери были взорваны стены осажденной татарской столицы, потому, как гласит летопись: «...Царь и великий князь Иван Васильевич... повеле ставити храм Покрова с пределы о казанской победе, яко Бог покорил безсерманский род казанских татар царю...». Поначалу решил он отметить «казанское взятие», поставив в центре большого торга Москвы семь деревянных храмов вокруг каменного восьмого. Центральным по идее и по архитектуре являлся главный храм Покрова; семь, окружавших его, посвящались святым, на чьи дни пришлись главные события похода. Через два года (1555) царь изменил свое решение, но лишь в выборе материала. «И... повеле» Постнику и Барме, приступившим к строительству собора, «...здати церкви каменны, заветные восемь пристолов».

Но появляется девятый престол в придельном южном столпе, и он единственный посвящается индивидуальному святому — Николе Великорецкому. Честь великая. Николай Чудотворец один из самых почитаемых русских святых, несомненно, входил в созвездие «великих столпов церковных». Однако предпочтение отдается именно Николе Великорецкому, и его именем называется один из главных приделов храма Покрова. Особо благоволил к чудотворному образу царь — может, наслышан был о вятской святыне от участвовавших в составе московской рати в царском походе (1555) вятчан; или свежи были в памяти их доблесть и отвага, так поддержавшие его в недавних сражениях, и теперь все, что было связано с Вяткой, грело его душу? Неизвестно. Обращению вятских священников и лучших земских людей, пришедших к государю с просьбой «обновити» чудотворный образ, так как он «от многих лет не поделыван», царь внял и немедленно велел доставить его в столицу. 29 июня 1555 года образ «от Вятцких сел Великоречья» прибыл в Москву. Здесь ему была устроена невиданной пышности царская встреча. Крестным ходом чудотворный образ Николы Великорецкого был внесен и поставлен в Успенском соборе Московского кремля для поклонения.

Покоренный исцеляющей силой образа Чудотворца Николы «...велел поставите благоверный царь и великий государь Иван Васильевич всеа Руси, с великой верою и многим желанием церковь древяну святого Чудотворца Николая Вятцкого, и с его образа таков же образ написати, и новописанпый образ святого Чудотворца Николы поставити в новом поставленном храме у Покрова святой Богородицы надо рвом». По своей значимости «новый поставленный» храм приравнивался царем к воздвигающимся в честь победы.

Покровский собор тогда уже начинали возводить из кирпича и камня по первоначально выполненной в натуральную величину из брусьев «схеме», определявшей размеры и членения будущего здания. Мастера, «яко по Бозе даровася им в размерении основания», вопреки указанному, измыслили храм о девяти приделах и девяти верхах. Девятый придел, по преданию, обозначился сам собою, доведенный постройкой до той степени, до какой доведены были восемь ранее намеченных приделов. Молва поспешила приписать это чудо находившемуся в Москве образу Николы Великорецкого. Когда девятый придел был возведен и самовольство Постника и Бармы обнаружилось, нарушение это почему-то не вызвало недовольства царя. Видимо, уже тогда он решил, что помещение Николы Великорецкого в деревянном храме, как было велено ранее, чудотворному образу не по чину.

Царь и Митрополит посвятили «безоименитый» придел Покровского собора вятскому чудотворцу и «нарекоша тот придел во имя святого Николы Великорецкого». Сюда перенесли «таков же образ», списанный самым митрополитом Макарием с чудотворной иконы. Придел этот предпочитался прочим.

Никола Великорецкий, щедро одаренный царем (золотой ризой, украшенной дорогими каменьями и новым позолоченным с чернью окладом), обновленный Митрополитом, был с великой тржественностью «отпущен на Вятку» 3 августа 1556 года. И второй раз с осени 1614 до весны 1615 года, согласно воле царя Михаила Федоровича Романова, чудотворная икона вновь побывала в Москве и вновь, щедро одаренная царем «в привес» крестом золотым со святыми мощами, дорогими каменьями и жемчугом, возвратилась в Хлынов, в свою обитель — Николаевскую церковь, построенную взамен сгоревшей «в самом городе». В эту церковь икона возвращалась из Москвы дважды, но может быть, и трижды. По указанию историка А. И. Вештомова на Вятке существовало предание (не подтвержденное), что в 1647 году, вместе с образом чудотворного Спаса, по велению царя Алексея Михайловича, в Москву был возим Никола Великорецкий.

Деревянная церковь Николая Чудотворца просуществовала до 1679 года и сгорела в опустошительном пожаре, который уничтожил все монастыри и церкви города. Спасенная вятская святыня не могла остаться без приюта. В то время третий год строился каменный Свято-Троицкий собор с Никольским приделом — сюда намеревались перенести чудотворный образ по окончании строительства. Стихия ускорила исполнение замысла. В том же году спешно закончили кладку и в освященный придел перенесли образ Николы Великорецкого. Таким образом придел «заработал» на четыре года раньше главного храма. Изображение соборной каменной церкви «Живоначальныя Троицы, у нее же с северной стороны церковь великая Николая Чудотворца с трапезою и с прочими приделы и палаты...» донесла до нас известная икона «Трифон Вятский перед Богоматерью».

Архитектурный комплекс на Великой реке.

Высоко чтимая чудотворная икона святителя Николая во все времена оставалась одной из самых драгоценных святынь Троицкого собора.
Ежегодно чудотворная икона святителя Николая покидала Вятский кафедральный собор и крестный ход сопровождал ее на место явления — берег реки Великой; таков был обет хлыновцев, данный в те далекие времена, когда беспокойство за Святыню «побудило вятичей... перенести образ с берегов Великой реки в центр Вятского края, город Хлынов...».

Великорецкий ход — самый древний, самый известный, многолюдный и величественный из всех крестных ходов Вятской земли. Существуют многочисленные восторженные описания его очевидцами, но, пожалуй, самое раннее изображение великолепного зрелища представлено на панораме Вятки начала ХIХ(?) века. Неизвестный автор вполне достоверно иллюстрирует слова другого очевидца, что «все пространство реки, в минуту отплытия образа, покрывается лодками, полными людей, следующими за процессией 25 верст. Стечение народа в разных одеждах, звон колоколов во время шествия представляет зрелище пленительное...». До 1777 года крестный ход совершался водным путем по рекам Вятке и Великой на стругах или плотах, потом стал проходить по суше. Истовый богомолец всегда считал своим долгом идти на Великую сухим путем, вместе с иконою Святителя. Горожане с 1861 года предпочитали плыть из Вятки на пароходе до Медянской фабрики, а оттуда до села Великорсцкого на лошадях или пешком по прямой дороге — бором, через села Медяны и Гороховское. А орловские паломники плыли по Вятке до устья реки Великой, далее — левым берегом пешком через села Цепели и Чудиново.

С 1840 года Священный Синод навсегда определил время хода: 21 мая выход из города Вятки и 28 мая встреча иконы в Вятке. Начинался крестный ход от Вятского кафедрального собора. Паломники переправлялись через Вятку и шли по тракту в село Макарье. В древности на месте села стояла часовня, в которой служили молебен. С 1658 года обряд совершали уже в деревянной церкви. В 1776 году была возведена каменная Троицкая церковь.

Далее путь паломников лежал в село Бобино, основание которого связано было с построением в 1603 году деревянной холодной церкви во имя Николая Чудотворца. В 1782 году была возведена каменная церковь. В 1835 году построили каменную колокольню. В 1867 году был перестроен и расширен храм.

Следующее село, встречавшее паломников, Загарье, было основано как Загарский погост, построением в 1623 году холодной церкви Михаила Архангела. Через пять лет здесь было уже две церкви, которые в 1789 году заменил каменный храм. В 1860-х годах церковь была расширена и построена в два этажа.

С древних времен крестный ход останавливался для совершения молебна в большой деревянной часовне. В 1857 году здесь были основаны приход и село Монастырское. Деревянная часовня была перестроена в церковь. Церковь через три года расширили. В 1893 году построили каменный храм, оставив деревянную колокольню. В 1907 году начали строить каменный храм в два престола и каменной колокольней.

Последнее село на главном пути паломников — село Гороховское. На месте села уже в 1580-е годы стояла деревянная часовня, где совершался молебен. В XVIII веке в селе было уже две деревянные церкви. В 1829 году была построена и освящена каменная церковь, в 1908 году ее заменила новая.

Как видим, Крестный ход способствовал процветанию сел, расположенных на пути движения паломников. Здесь строились храмы, в которых совершались попутные молебны. В XVII веке храмы интенсивно расширялись или возобновлялись. В XVIII веке в этих селах активно внедрялось каменное культовое и гражданское строительство. К концу XIX — началу XX века практически во всех селах Великорецкого хода были возобновлены обширные каменные храмы.

Конечная цель паломников — совершение торжественной службы на месте обретения чудотворной иконы святителя Николая невдалеке от села Великорецкого.

Село Великорецкое одно из древних поселений Вятского края. Русские колонисты, выходцы из Великого Новгорода, появились здесь еще в XIV веке. Предания донесли до нас повествования о мытарствах переселенцев «в глуши чужих стран» и об «утешении», посланном им в виде «дивного знамения» — явления чудотворного образа святителя Николая (1383). Потянулись к чудотворцу богомольцы. Образ становился святыней всего края. Для того, чтобы сделать его доступным увеличивающемуся количеству страждущих, решили местные крестьяне общими усилиями построить на месте явлений часовню.

Вскоре замыслили ставить храм — более достойное помещение для чудотворного образа. Получив благословенную грамоту от Митрополита, приступили к строительству. Но каждый раз после закладки церкви на выбранном месте к утру не обнаруживали и следов своей работы «...бревна же ночью обреташася на ином месте, на горе, на болоте». Трижды возвращали бревна, но они чудным образом оказывались почти в версте от места явления, на ноты шейном месте. Строители увидели в происшествии проявление воли Чудотворца и повиновались ему. Храм был выстроен на указанном месте.

В этой церкви образ Николы Чудотворца находился до перенесения его в Хлынов в 1392 году.,

Внимание царей к чудотворному образу способствовало возвышению значения его в глазах вятчан. Все большее число паломников отправлялись к Великой реке. Образ оберегали с еще большим тщанием, постоянно обновляли первую его обитель — храм Николая Чудотворца и часовню на месте явления. Вокруг того храма выросло селение, рядом вскоре появился еще один храм.

Архитектурный комплекс на Великой реке.По переписи 1629 года, в селе Великорецком значились уже две деревянные церкви — теплая Преображенская и холодная Николая Чудотворца.

В XVII веке обе церкви были перестроены. В 1672 году преосвященным Александром дана храмозданная грамота на построение деревянной церкви во имя Преображения Господня вместо ветхой старой теплой церкви, по которой можно судить о ее архитектурном решении. Грамота гласит: «Верх бы у той церкви был не шатровый, и олтарь прирубной круглый, и в церкви во олтарь зделать трои двери: царские, южные и северные...»А Через 10 лет архиепископ Иона дал изустный указ на построение новой деревянной Николаевской церкви «на том же месте, где стоит нынешняя ветхая церковь...». К 1690 году новая церковь была выстроена. Таким образом, к концу XVII века в селе Великорецком существовали две деревянные церкви и деревянная часовня у реки Великой. Тогда уже имелись специальные строения для приюта богомольцев и помещения для начинавшей сопровождать крестный ход ярмарки, о которых свидетельствует опись церковного имущества более позднего времени.

XVIII век отмечен началом каменного строительства. В 1727 году по прошению церковного старосты дана была храмозданная грамота на построение каменной церкви во имя Преображения Господня с приделом в северную сторону в честь св. Николая Чудотворца (вместо деревянной церкви). Надпись, сделанная под карнизом первого яруса иконостаса, повествует, что церковь начали строить в 1731 году. В 1741 году окончен придел, в 1749 году — главный храм.

Спасо-Преображенская церковь одноглавая, бесстолпная, прямоугольная в плане, с пятигранной апсидой. Основной объем здания — высокий двусветный сводчатый четверик. К четверику церкви примыкает двустолпная трапезная с граненым алтарем северного придела. Апсиды имеют сомкнутые своды. Трапезная с приделом перекрыты системой цилиндрических сводов с распалубками, опирающихся на два опорных столба. Завершение храма — восьмигранная глухая лантерна с ребристой главкой, размещенная на своде, прорезанной четырьмя люкарнами. Композиция фасада церкви подчеркнуто сдержанная, выразительное плоскостное убранство навеяно мотивами «петровского барокко» в самобытной вятской переработке. Оригинальное архитектурное решение церкви оказало существенное воздействие на храмовое строительство Вятской земли. Благодаря популярности своего местоположения храм долгое время являлся образцом для подражания.

Удачная постановка монументального здания церкви Преображения определила ей роль композиционного центра формирующегося ансамбля. В 1768 году к западу от церкви, «на отставе», была построена каменная колокольня, просуществовавшая 92 года. Опись церковного имущества, проведенная в 1810 году, извещает, что «...каменная колокольница со столбами раскрашенная, на которой 12 колоколов... На колокольнице крест железный, крыша местами находящаяся деревянная, ниже колокольная палатка с шестью окошками, в которых оконницы стеклянные... Внизу под колокольницей большой проход, в котором врата створчатые решетчатые на железных крюках». Колокольню связывал с храмом своеобразный подиум — «ход... выслан плитняком возвышенно от земли...» С южной и северной стороны к основному объему колокольни примыкали палатки на четыре окна, ограждая западную оконечность храмовой площади.

Из той же описи узнаем о существовании ограды, прорезанной воротами в четырех направлениях. Главные, восточные Святые ворота были каменными, «выстроены... со сводами, и на передней стене выкладены в приличных местах искусным художеством столбы. На верху врат крест железный позлащенный. По обеим сторонам прикалитки две». На огражденной территории находились, кроме Преображенской церкви и ее колокольни, церковь деревянная Никольская, каменные и деревянные лавки, питейный дом («лицом извне церковной ограды»), амбары. За церковной оградой выстроены были деревянные жилые дома с подсобными постройками. От колокольни в западном направлении шла дорога к часовне, стоявшей в версте на берегу реки. «Сия дорога разделена на три прошпекта. Средний в поперешнике б саженей, а боковые оба по четыре сажени. По сим прошпектам от колокольницы в четыре ряда довольно часто посажены березы...».

Как видим, к концу XVIII века определился состав зданий и сооружений, установилось их размещение в соответствии с функциональной взаимосвязью, продиктованной ритуалом, проведено было благоустройство отдельных элементов комплекса. Однако уникальная значимость комплекса побуждала церковные власти постоянно заботиться об архитектурном и эстетическом его совершенствовании, каждый раз выдвигая идейно-художественные задачи более высокого порядка. Так, в основу активных преобразований, начавшихся в первой трети XIX века, были положены утвердившиеся в России идеалы классицизма, в соответствии с которыми планировка главной храмовой площади комплекса приобретает регулярную упорядоченность, застройка — классическое решение, архитектурная композиция подчиняется идее гармоничного звучания единого ансамбля. Осуществить столь сложную идею невозможно без предварительно разработанного генерального плана. В том, что он был, сомнений нет, но нет и фактических доказательств, а только косвенные. Есть авторитетное предположение, высказанное Е. Ф. Шумиловым, о том, что планировка всего Великорецкого ансамбля принадлежала С. Е. Дудину.

Вероятно, в соответствии с планом преобразования комплекса было решено заменить деревянную церковь на его территории каменной, о чем свидетельствует храмозданная грамота о построении «каменной Николаевской церкви рядом со старой деревянной Никольской». Автором проекта новой церкви стал архитектор Ижевского завода С. Е. Дудин. Тот факт, что консистория, вопреки заведенным правилам, поручила заводскому архитектору строить храм в столь ответственном месте — случай из ряда вон выходящий, но он подтверждает высокий авторитет мастера. В то время С. Е. Дудин был, пожалуй, единственным в Вятской губернии профессиональным представителем столичной архитектурной школы столь высокого уровня. Яркий ученик и последователь великого русского зодчего А. Д. Захарова, после успешного окончания Академии Художеств С. Е. Дудин был поощрен стажировкой в Италию, где, кроме всего прочего, увлеченно занимался изучением промышленной архитектуры, градостроительства. По возвращении в Петербург участвовал в строительстве Казанского собора, а затем сам А. Д. Захаров рекомендовал его архитектором завода на Иже. Будучи архитектором завода, С. Е. Дудин активно участвовал в архитектурной жизни страны и губернии, где по его проектам построено много гражданских, культовых, промышленных зданий и комплексов. Современники с уважением называли его «художником с большим достоинством». Еще одно достоинство мастера — незаурядные градостроительные способности, проявившиеся в авторской разработке генерального плана Ижевска. Градостроительное видение было присуще всему творчеству С. Е. Дудина.

Николаевская церковь села Великорецкого является одной из последних работ зодчего. Автор предложил решение в своем «благородно сдержанном» дудинском стиле. Церковь однопрестольная. Здание крестообразное в плане, имеет продольно-осевую композицию. Средняя часть — четверик с барабаном, покоящимся на четырех подпружных арках, и куполом. Барабан прорезан двенадцатью прямоугольными окнами, купол дополнен лантерной. Крылья — порталы с четырехколонными портиками тосканского ордера. Алтарная апсида полуциркульная. Храм просторен и светел, не случайно богомольцы называли его собором. В Николаевской церкви служились молебны перед местной великорецкой иконой Святителя Николая, именуемой «Жителем», которая чтилась как и явленый образ. Отслужить молебен перед этими обеими иконами было первым долгом богомольца.

К строительству церкви приступили в 1824 году. Более 10 лет продолжалось возведение храма. Завершали его уже после смерти С. Е. Дудина под наблюдением губернских архитекторов. И. Д. Дюссар де Невиль, поначалу усмотревший «недостаточную торжественность», а затем и его преемник А. Е. Тимофеев, руководившие строительством по долгу службы, все же сумели сохранить и воплотить дух авторского замысла. Освящена Николаевская церковь была в 1839 году. Градостроительный подход автора ясно угадывается в выборе места для постановки новой церкви, ставшей мощным ориентиром, определившим идейное и композиционное направление развития всего ансамбля. Размещение Николаевской церкви на оси Преображенской церкви и Святых ворот закрепило доминирующее значение оси запад-восток, подчинив ей классическую упорядоченность регулярной планировки храмовой площади. Идея осевой симметрии стала основой композиционного замысла гипотетического генерального плана, обозначившего перспективу формирования архитектурного ансамбля Великорецкого ярмарочно-храмового комплекса . Целенаправленные архитектурно-планировочные преобразования комплекса продолжались в течение почти 30 лет.

Одновременно с Николаевской церковью возводилось протяженное здание гостиного двора, очертившего южную оконечность храмовой площади. Завершилось строительство 90-метрового корпуса в 1830 году. На первом этаже разместились обширные лавки, па втором — просторные комнаты ночлежного приюта для паломников. Архитектура здания, подчиняясь общему решению ансамбля, выдержана в классических формах. Подчеркнутое контрастное решение фасадов соответствует функциональному содержанию и учитывает внутреннее и внешнее восприятие. Северный фасад «открыт» торговой площади лоджиями, образованными протяженной арочной галереей, объединяющей многочисленные торговые помещения первого этажа, и легкой, на деревянных спаренных столбах галереей второго (жилого) этажа. Неприступной стеной воспринимается южный фасад, разработанный с учетом восприятия его с дальних подступов, с «поклонной горы». Здесь не придается значение деталировке, но усиленно подчеркиваются горизонтальные членения, чтобы придать протяженному корпусу характер объединяющего подножия — подиума храмового ансамбля.

Северные торговые ряды замкнули северную границу ансамбля. Одноэтажное протяженное здание северных торговых рядов также было обращено на церковную площадь лоджиями в виде арочной галереи.

Углы прямоугольника «закрепили» четыре двухэтажных каменных дома для причта и школы. В основу проекта домов был положен образцовый проект 2-этажного каменного дома, предназначенного «для жительства кому-либо из людей духовного звания». Архитектура зданий выдержана в классических формах.

В 1846 году церковная площадь освободилась от старой деревянной Никольской церкви, которую перенесли на кладбище.
К середине XIX века формирование главной площади церковно-ярмарочного комплекса в основном завершилось. Четко определилось и ее функциональное зонирование: южная часть отдавалась торгово-ярмарочным предприятиям, северная — проведению крестных ходов.
Завершая намеченные архитектурно-планировочные преобразования, в 1860 году разобрали обветшавшую колокольню и приступили к строительству новой. Строительство велось с 1862 по 1874 год. 43-метровая четырехъярусная столпообразная колокольня, поставленная по оси комплекса, композиционно возглавила Великорецкий ансамбль. Первоначально колокольня, как и ее предшественница, имела сквозной проезд, который из-за аварийного состояния, обнаруженного через два года после окончания строительства, был заложен. Намечались, очевидно, палатки с севера и юга (о чем говорят глухие стены и вертикальные штрабы, предполагавшие примыкание самостоятельных объемов).

Каменная ограда завершила замкнутую композицию ярмарочно-храмового ансамбля. Определив границы церковной площади в промежутках между зданиями, на восточной стороне она повторила циркульные очертания апсиды Николаевской церкви и примкнула к Святым воротам. Так был создан Великорецкий «град». В единый архитектурный ансамбль включалась и часовня, расположенная в отдалении на берегу реки Великой.

После проведения положенных служб в Спасо-Преображенской и Николаевской церквях крестный ход от церковной площади, направлялся к часовне, чтобы отслужить там главный завершающий молебен. Выйдя за пределы церковной площади, богомольцы попадали в трехрядную березовую аллею, ведущую к часовне. Но прежде они посещали кладбищенскую церковь — место служения панихид. Кладбище лежало на юго-западе от села, слева от аллеи, в сосновом лесу. «Хорошо это кладбище: лес старый, не густой; как колонны, стоят прямые могучие сосны, сквозь зеленые шапки едва-едва синеет небо, желтые иглы ковром покрывают землю. Здесь в лесу, на поляне стоит старинная деревянная церковь в два света, очень обширная» — церковь Всехсвятская, бывшая Никольская. В конце XIX — начале XX века к основному объему церкви была пристроена колокольня.

Северо-западное ответвление дороги вело к Великорецкой земской больнице, ставшей неотъемлемой частью комплекса. Основана она была С. И. Сычуговым, а построена по проекту известного вятского архитектора В. М. Дружинина в 1872 году. Расположилась больница на кромке крутого берегового откоса реки Великой, среди соснового бора — того самого, в котором, согласно преданию, крестьянину Агалакову явился чудотворный образ Николая Угодника.

У подножия прибрежного холма многие века, отмечая это событие, стояла Никольская часовня — главная цель Великорецкого крестного хода.

Паломникам часовня открывается из глубокой лощины, выводящей крестный ход на берег Великой реки. На протяжении своего долгого существования часовня неоднократно перестраивалась, обновлялась. В 1800 году по проекту Ф. М. Рослякова была построена первая каменная часовня. Описание, относящееся к 1810 году, повествует, что она «каменная, круглая, изнутри и извне оштукатурена, покрыта тесом со скалою. А лантирнин ее покрыт железом и выкрашен зеленой краскою. Крест и небольшая маковица вызолочены. В часовне трои врата, два больших окошка, которых оконницы стеклянные. В своде у часовни восемь круглых больших окон, а в лантирнине четыре небольшие...»

В 1813 году в Вятскую консисторию пришел рапорт, оповещающий, что «каменная часовня клонится к разрушению от неосновательной закладки фундамента...» После освидетельствования губернским архитектором часовня была разобрана и принято решение на ее месте поставить новую по проекту губернского архитектора Н. А. Андреевского. Планы и фасады новой часовни утверждены в 1819 г., а смета в 1821 г. Возводилась часовня в 1826—1828 гг. И. Д. Дюссар де Невилем. Решалась она в виде классической ротонды. И это понятно: законченная ордерная композиция, ясная «идеальная» форма ротонды, обладающая внутренней «активностью», более всего выражала идею кульминационного, завершающего акцента ансамбля.

Круглое здание с постепенно облегчающимися кверху формами раскрывалось к природе изысканной простотой колоннады дорического ордера, опоясывающей центральный цилиндрический объем, увенчанный куполом с изящной лантерной и шпилем с крестом. Масштаб колоннады очеловечен, в противовес главному замкнутому объему часовни, огражденному от внешнего мира стеной. С северной, западной и южной сторон вовнутрь вели три входа. Между дверными проемами размещались четыре окна первого яруса, над которыми во втором ярусе широкий барабан прорезали люнеты, наполняя камерный объем потоками света. Внутри — свой замкнутый микромир, наполненный светом; снаружи, напротив, открытое слияние с природой, широкое обозрение с разных сторон. Архитектурная идея созвучна традиционно русским доминантам — храмам, строившимся также в расчете на круговое обозрение, в органической связи с ландшафтом.

Крестный ход после совершения в часовне главного молебна возвращался на храмовую площадь. Число богомольцев заметно убывало. Богомолье сменялось небольшой сельской ярмаркой. Хотя на Великой реке соединялись богомолье и ярмарка, торгового ярмарочного оживления не было заметно, не материальное влекло сюда: «Люди шли на Великую, чтобы молитвенно вспомнить всю свою жизнь, поклоняться у иконы Святителя Николая, духовно возродить себя и укрепить свою душу и свое сердце».

Ярмарка продолжалась до прихода иконы обратно в город. Возвращалась икона через село Медянское, Филейскую часовню, село Филейское, Вятское Богословское кладбище. На седьмой день Вятскую святыню встречали в Кафедральном соборе.

Великорецкий «град» вновь замирал в ожидании нового прихода чудотворного образа. Град тот был подобен храму И мыслился зодчим как некий аналог упорядоченности общего мироздания и «града небесного» по образу идеала: «Небесного Иерусалима». Обратите свой взор на Великорецкий град, и вы отчетливо увидите очертания Храма...

Л. Б. Безверхова.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство