крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  Планировка и застройка города Хлынова в XV-XVII веках.
Планировка и застройка города Хлынова в XV-XVII веках. Бытует мнение, что застройка средневековых русских городов была стихийным, неуправляемым процессом. Это справедливо только в том смысле, что застраивали города «не по плану архитекторскому». Плана в современном понимании этого слова вообще не существовало. Между тем, строения или их группы располагали в строгом порядке, который определялся целым рядом объективных факторов: составом и назначением построек, рельефом местности, ландшафтом, взаимными обязанностями таких городских образований как кремль, посад, улица, слободка, их функцией.С этого важного понятия функциональной структуры мы и начнем знакомиться с планировкой Хлынова.
  Крепостная архитектура хлынова XVII века.
Крепосная архитектура хлынова XVII века. «Соборным Уложением» 1649 года крестьяне были окончательно закрепощены. Постоянный рост денежных и натуральных поборов принел к резкому обострению классовых противоречий и в деревне, и в городе. По Москве и ряду других городов страны в 1648—1650-х прокатился вал народных восстаний («соляные бунты»). Через 14 лет, в 1662 году в Москве городские низы вновь восстали против усиления налогового бремени. Восстания были жестоко подавлены, но причина их возникновения оставалась. Назревала крестьянская война. В этих условиях правительство отдает распоряжение об укреплении городов и усилении оборонительных сооружений. Перестройка городовых укреплений началась и в городе Хлынове.

«7122 (1663) года месяца сентября в 17 день начали строить земляной город, а строили стольник и воевода князь Григорий Афанасьевич Козловский, а делали оба города 3 года», — сообщила местная летопись. «Земляной город» в эти годы строили вновь по новым границам выросшего посада, крайняя западная точка которого доходила до современной Театральной площади. «Оба города» — укрепления кремля и укрепления посада. «Летописец старых лет, что учинилось в Московском государстве и во всей Русской земле в нынешняя и последняя времена».

Укрепления второй половины и конца XVII века не сохранились до нашего времени, и только руины их, редким пунктиром разбросанные по всему периметру Большого или Земляного города, позволяют представить себе положение городовой стены, башен и «выводов» того времени. Сохранившиеся в архивах «Росписные списки», по которым каждый вновь вступавший в должность воевода принимал от своего предшественника все оборонительные сооружения, оружие и казну, позволили выполнить графическую реконструкцию и частично макетирование городовых укреплений.
  Деревянные клетские и шатровые церкви.
Деревянные клетские и шатровые церкви.Столь привычные сегодня каменные постройки появились на Вятской земле только во второй половине семнадцатого века. Избы и амбары, часовни, небольшие по размерам приходские и великие соборные церкви — все издавна рубили из дерева.

Каменные долговечные постройки стоили непривычно дорого, и поначалу только храмы, строившиеся всем миром по приговору прихожан, стали возводить из кирпича. И все же замена деревянных храмов, уже ветхих или новых, опасных в пожарном отношении, каменными пошла так быстро, что в конце восемнадцатого века — двести лет назад — деревянной оставалась малая толика, едва ли не четверть церковных зданий. Из их числа до наших дней сохранились лишь единицы. В их числе наиболее древние: Михайло-Архангельская надвратная церковь мужского монастыря и городе Слободском, построенная в 1610—1614 годах, Никольская церковь на реке Моломе, построенная в 1667 году, и церковь в селе Суши на юге области, освященная в 1733 году во имя защитника русского воинства Архистратига Михаила. По этим сохранившимся памятникам деревянного зодчества, по фотографиям и рисункам прошлого века, по записям историков и по архивным документам мы можем представить деревянные храмы.
  Монастырские ансамбли XVII века.
Монастырские ансамбли XVII века.Рассматривая деревянное зодчество Вятской земли, нельзя не обратить внимание на такое своеобразное явление общественной и религиозной жизни как монастырь. Совместное проживание группы христиан в форме поселения отшельников впервые возникли в Египте в III—IV вв. н. э., в России — с принятием христианства и XI в. На Вятской земле монастыри известны с конца XVI в. Монастырь — в той или иной степени всегда изолированная от мира общность людей, регламентированная уставом. Внешне это выразилось в томф, что сгруппированные в том или ином порядке постройки монастыря окружались оградой. С точки зрения архитектуры комплекс монастырских построек рассматривался как архитектурный ансамбль. Сложный, развивающийся в течение многих десятилетий, с меняющимися во времени акцентом на функции — идеологическую, социальную, культурную, оборонную, но всегда — ансамбль. Одним из его постулатов была обязательная концентричность композиции, предполагавшая наличие центра, и идейного, и архитектурного, в качестве которого выступал храм. Согласно средневековым представлениям, он истолковывался как «земное небо», как «око Божье». В архитектурной композиции ансамбля храм играл роль доминанты. Вся остальная застройка подчинялась ей. В городах возникавшие монастыри во всех случаях становились важным структурным элементом города. Возникший в глуши как поселение отшельника, монастырь со временем сам становился центром поселения, города... или останавливался в своем развитии на какой-то стадии, приходил в упадок и в памяти следующих поколений оставлял только название.

В 1580 году на Вятке в Хлынове был основан первый монастырь, по соборной церкви получивший название Успенского, а по имени основателя — Трифоновского. В конце XVIII века он включен в черту города и стал очень важной структурной единицей губернского центра.
  Успенская многошатровая церковь Трифонового монастыря.
Успенская многошатровая церковь Трифонового монастыря.Знакомство с деревянным культовым зодчеством Вятской земли было бы неполным без упоминания об одном уникальном храме, построенном в мужском хлыновском монастыре в конце шестнадцатого века.

В январе 1580 года в городе Хлынове появился уроженец Мезенского края, некогда наемный работник в строгановских вотчинах, пустынножитель и монах Трифон. Через несколько недель от имени всех пяти вятских городов он отправился в Москву хлопотать об основании в Хлынове мужского монастыря. В конце марта московский митрополит Антоний выдал ему храмозданную грамоту (разрешение на постройку церкви), рукоположение в сан иеромонаха и назначение строителем и настоятелем будущего монастыря. От Ивана Грозного Трифон получил царскую грамоту на земли, которые облюбовал для монастыря у самой городской межи, на месте старого кладбища.

20 июля настоятель монастыря вернулся в Хлынов с московскими дарами. Выпросив у слобожан только что построенную ими небольшую церковь, Трифон приплавил ее в Хлынов и здесь собрал. Она, однако, не отвечала его долговременным замыслам, и вскоре он заложил новый храм, обширный и доселе невиданный. Замысел возник у него еще в Москве, где он познакомился с изумительным храмом Покрова на рву, построенным в 1560 году в память о победе Ивана Грозного над Казанским ханством. Нет сомнения в том, что храм Покрова произвел на Трифона впечатление настолько громадное, что он решил нечто подобное этому поистине «восьмому чуду света» построить и в новом монастыре.

Только что назначенный на Вятку воевода Василий Овцын помог Трифону в сборе пожертвований. Денег, однако, хватило только на то, чтобы срубить само здание, и долгое время его не могли обустроить.
  Административное здание конца XVII века. Хлыновская приказная изба.
Административное здание конца XVII века. Хлыновская приказная изба.Приказы как органы центрального управления существовали в России с XVI до начала XVIII века. Сформированные вначале по функциональному признаку (Посольский, Разбойный, Каменных дел и др. приказы), с течением времени они изменили сферу деятельности, структуру, численный состав, подчиненность. Число их к копну XVII века достигло восьмидесяти. На местах органы управления территорией подчинялись непосредственно воеводам и были многофункциональными: их деятельность касалась всех сторон жизни населения. Назывался такой орган приказной (разрядной, съезжей) избой. В Хлынове приказная изба находилась в кремле и занимала довольно крупное трехэтажное здание, вновь выстроенное в 1688—1692 годах по соседству с архиерейским двором. Во главе ее стоял дьяк, которого назначала Москва одновременно с назначением воеводы. В его подчинении находились подьяки (писцы), приставы, рассыльщики, сторожа. К 1678 году число подъячих возросло до 19, да всех прочих служителей было не менее 20. Это был исполнительный орган при воеводе; он отвечал за выполнение всех указов, от имени «великого государя царя и великого князя» рассылаемых центральными приказами; одной из основных задач был сбор многочисленных местных и государственных налогов и всякого рода платежей.

Приказная изба от имени воеводы творила и суд и расправу на подчиненной ему территории. Не забывая и себя, она выколачивала всевозможные подношения — «въезжее пособие», «в почесть», «сошный хлеб», «харчевые деньги» просто «подарки» в «подносные дни», которых по календарю для воеводы, например, насчитывали несколько десятков. Совсем не случайно именно в это «приказное» время сложил народ пословица - «не бранись с тюрьмою да с приказной избою».
  Архитектурная резьба по дереву.
Архитектурная резьба по дереву.Линию пересечения двух скатов любой кровли, ее ребро люди привычно называют коньком. Почему? Какое отношение имел к ному конь? Истоки названия прячутся в истории крестьянского жилища, в той ее начальной поре, когда изба представляла собой один сруб, закрытый от дождя и снега двухскатной тесовой крышей «на самцах». Если бревна каждого венца были связаны друг с кругом, то бревна треугольного фронтона — один другого меньше — такой связи не имели, лежали по одному — сами. «Сам» один, сам по себе, без помощи, понимали в старину, и бревна такого фронтона называли «самцами». На переднем и заднем фронтонах лежали продольные жерди (слеги), на которые и укладывались но скату доски кровли; наверху между скатами оставалась щель — ее надо было закрыть. Для этого использовали особое бревно с имемкой снизу, как опрокинутый желоб. Называли его по-разному: охлупень (по-сибирски), шелом (от «шелом»), конь (конек). Первые два слова связаны с понятием возвышения, высоты: хлуп, шелом — колм. Помните: «О, русская земля, ты уже за шеломянем еси!» — в «Слове о полку Игореве». А конем или коньком называли бревно, укладка которого означала окончание стройки — по той фигуре, крня, крестьянского кормильца, которую вырезали на фасадном конце охлупня; для этого и бревно подбирали с массивным корневищем.
  Соборный Храм Святой Троицы.
Соборный Храм Святой Троицы.Создание в 1656 году Вятской и Великопермской епархии превратило Хлынов в церковный центр обширной области в бассейне Вятки и Камы, значительная часть населения которого еще не знала христианства. Усиление влияния церкви стало заметным и по внешним признакам, по строительству новых деревянных и каменных храмов. Епископ Иона Баранов сразу же принял меры к постройке главного храма Вятской земли, но уже не в дереве, как с момента заселения бассейна Вятки строились здесь все церкви, а в камне. Через год после приезда в Хлынов, в 1675 году, будучи в Москве, он нашел артель свободных от подряда мастеров-каменщиков и подрядил ее для постройки храма.

«В 184 (1676) году апреля в 10 день, в понедельник после Фомины недели, начало о здании соборныя каменныя церкви: зачали рвы копать, июня со 12 бутить, снисканием и труды Ионы архиепископа», — записывает автор «Временника, аще нарицается Летописец Российских князей...». А следующей весной те же «московские мастера» начали кладку стен: «Лета 7185 (1677) апреля в 22 день в неделю Фомину, пред литургиею, зачатие основанию соборныя каменныя церкви в Хлынове; на отпетии действа «снег велик был и мразъ», — делает запись автор «Временника...».

Ни одного имени мастеров ни документы, ни легенды не сохранили. Позже, в начале XVIII века, автор рукописи, некогда хранившейся и библиотеке Царево-Константиновской церкви, запишет, что «до его архиерейского строения на Вятке каменного здания ни малого не было, потому что известного камени отнюдь никто не знали и не чаяли его». Да, не знали на Вятке известкового раствора и потому ничего из камня не строили. Был кирпич и кирпичники; почти за полвека до этого они помогали возводить каменную крепость на западных границах России, в Вязьме. А в Пятке из кирпича складывали печи - на глине. Из порохового погреба в земляной городовой стене выложили кирпичный подземный ход — и тоже на глиняном растворе.
  Успенский собор Трифонова монастыря.
Успенский собор Трифонова монастыря. 28 мая 1684 года монахи Успенского Трифонова монастыря начали отрывку рвов под фундаменты главной монастырской церкви. Через пять лет строительство было завершено, и 31 мая 1689 года состоялось освящение второго каменного храма в Хлынове.

Каким же был только что выстроенный Успенский собор? Буквально через 4—5 лет после постройки собора иконописец изобразил монастырь на иконе Трифона Вятского, каким видел со стороны кремля; в центре монастыря здание Успенского собора — такое же, каким мы видим его сегодня. Почти такие же: перестроена лишь паперть да северный и южный входы. Оба изменения подтверждают документы начала XIX века, когда епископ Гедеон по какой-то надобности задумал перестроить паперть и входы в храм. Предложены были два проекта: один выполнил Губернский архитектор М. П. Кисельников, второй — советник губернского правления А. И. Шестаков, советами которого часто пользовались и вятские архиереи. Кисельников предложил решение в духе официальной классической архитектуры, Шестаков — архаичные формы позапрошлого века. Епископ Гедеон отдал предпочтение проекту Шестакова, указав «...рундуки делать не по плану архитектора Кисельникова, а по плану Шестакова".
  Народные мастера-каменщики.
Народные мастера-каменщики.Слова «архитектор» не знали на Руси, его не было в лексиконе русского человека. Обходились словом «хитрец». Хитрость тогда воспринималась как умение, искусство, художество. «Хитростью измыслил» — говорили об очередной придумке, изобретении, нежиданном решении. С началом строительства из камня появилось слово «зодчий». «Словарь русского языка XI—XVII веков» указывает слово «ЗОДЪ», имевшее несколько значений: глина, керамика, глиняная табличка для письма, а также и строение из из кирпича и глины. Приводится и пример употребления этого слова в текстах XVI века: «Зодъ кирпичь или здание камено или кирпично». Словом «зодчий» уже в XI—XIII веках называли на Руси мастеров по возведению каменных и кирпичных построек. Истинно славянское, оно родственно словам «здати» (создавать, сооружать, строить) и «здатель» (строитель). Позже слово «зодчий» получило расширенное толкование: им стали называть и мастеров строить из дерева. В одном из текстов XVI века читаем: «Зодчий — здатель храминам, сиречь каменьщик или плотник». И мы начинаем главу о зодчестве с выяснения того, кто же такие русские зодчие конца XVII и всего XVIII века.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство