крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Энциклопедия Земли Вятской. Том 5. Архитектура.

Энциклопедия Земли Вятской. Том 5. Архитектура.
История архитектуры и градостроительства Кировской области.

5 том, составленный А. Г. Тинским, из уникального научно-краеведческого сборника «Энциклопедия Земли Вятской».


Стоимость: 500 руб.

Сделать заказ...

Год издания: 1996 г.

Художник: А. М. Колчанов.
Составитель : А. Г. Тинский.
Редактор: Н. В. Пересторонин.

ISBN 5-86645-012-7










Предисловие книги.

На главной аллее Летнего сада в Санкт-Петербурге — аллегорическая фигура женщины, в руках которой чертеж и циркуль — инструменты зодчего. Это муза архитектуры. Начиная в 1919 году учебный курс сказкой о трех сестрах-волшебницах — Живописи, Архитектуре и Скульптуре, известный архитектор Ф. О. Шехтель заключил лекцию словами: «По праву Архитектуру считают старшей из этих трех волшебниц: когда народились Живопись и Скульптура, Архитектура уже существовала».

В те очень далекие времена, когда архитектура получила свое великое имя, она одна заключала в себе едва ли не все знания, которыми овладело человечество. Архитектор был и инженером-строителем, и механиком, и философом, и ученым, и художником. Искусство и техника обозначались тогда одним словом «технос». Знаменитый Витрувий называл астронома и механика, математика, изобретателя и строителя машин, Архимеда из Сиракуз, идеальным архитектором.

Действительный член Академии архитектуры СССР Г. П. Гольц определял архитектуру как «ведущее искусство. Искусство и наука одновременно».

Крупный теоретик и практик А. И. Гегелло в 1962 году (это было время индустриализации строительства) обращал внимание еще на одну особенность: «Архитектура представляет собой одну из отраслей строительного производства, но отрасль своеобразную».

Итак — искусство, причем старшее из искусств изобразительных; искусство и наука одновременно; своеобразная отрасль строительного производства. «В товарищах согласья нет», — воскликнул бы баснописец, памятник которому установлен совсем неподалеку от Архитектуры. Но вот еще один голос. Он принадлежал архитектору К. С. Мельникову, и прозвучал в двадцатых годах: «Никакие теоретические институты не пояснят архитектуры. Архитектура по-прежнему синоним таинственност и». Что это? Утверждение непознаваемости архитектуры? Пессимизм? Да ни то и ни другое. Это признание глубокого своеобразия архитектуры. Она и искусство, она и наука, но она и результат строительного производства. Искусство, отличающееся от других, быть может, более приятных для наших органов чувств: для слуха — как музыка и поэзия, или для зрения — как живопись и скульптура, или для изощренного ума — как искусство трагедии или комедии. Архитектура созидает, тогда как другие искусства изображают. Создает, с природой почти наравне, среду, в которой люди живут: работают, общаются, отдыхают.

— Вы собираетесь рассказать о вятской архитектуре. А что, на Вятке она не такая, как везде? — спросит читатель. Да, такая же, русскаяи так же похожа на архитектуру других русских земель, в первую очередь соседних, как могут быть похожи друг на друга дети в одной семье или — к старости — супруги, в согласии прожившие одними и теми же заботами и привыкшие смотреть на мир как будто бы одной, общей для них парой глаз. Похожа и непохожа в одно и то же время. Настолько не похожа, что можно говорить не только о самобытности вятской архитектуры, но и о вятской архитектурной школе, в течение столетия развивавшейся в условиях взаимопроникновения с архитектурой соседних регионов. Испытывала она и сильное влияние официальной столичной архитекторы. Но ото влияние отставало по времени и ослабевало, пробиваясь через многослойный фильтр традиций. На постройке Кафедрального собора и архиерейского дома в Хлынове вятские каменщики проходили школу под руководством архитекторов из команды Д. В. Ухтомского, мастера русского «барокко». Но и после этой школы вятские народные зодчие не стали копировать столичных мастеров. Вятское «барокко» оставалось вполне самобытным.

Архитектура Вятской земли — это своеобразный пласт русской культуры, пласт почти не исследованный и потому мало известный специалистам и еще меньше широкой публике. Единственной книгой, обращенной к широкому кругу читателей, стала работа Б. В. Гнедэвского и Э. Д. Добровольской «Дорогами земли Вятской». Но она — о памятниках, а архитектура — это нечто большее. Особенно в историческом плане. Вырижаясь языком телекомментаторов, памятник — это ^стоп-кадр» истории. Один момент прошлого архитектуры. А другие ее стороны и другие времена? Откуда взялись зодчие? Каменщики, штукатуры? Заказчики? Какими были их взаимоотношения, обязанности? Памятник на такие вопросы не ответит. А без ответов ни них невозможно ни понять, ни объяснить архитектуру края, «откуда мы родом».

Читателям предлагается еще одна книга из десятитомного издания Энциклопедия земли Вятской и посвящена она архитектуре. Авторский коллектив образовали специалисты, много лет отдавшие изучению архитектуры вятского края. Разные по возрасту, специальности, опыту. Архитекторы, строители, искусствоведы. Ученые и практики. Родившиеся на Вятской земле и узнавшие ее уже в зрелом возрасте.
Борис Викторович Зырин, архитектор-художник, старейший член Кировского отделения Союза архитекторов РСФСР. Среди его авторских работ — гостиница «Вятка», первый в Кирове высотный жилой дом на стрелке Октябрьского проспекта и Комсомольской улицы. В 1989 году вышла его книга о творческом пути И. А. Чарушина.

Людмила Борисовна Безверхова, архитектор-градостроитель, старший преподаватель кафедры архитектуры Вятского государственного технического университета, член СА РСФСР. Окончила аспирантуру научно-исследовательского института теории и истории градостроительства Академии наук России. Автор научно-исследовательских и проектных работ по архитектуре Вятки и ее «малых городов».
Геннадий Михайлович Безверхое, архитектор, член СА РСФСР, кандидат архитектуры, заведующий кафедрой ВятГТУ и главный архитектор области.
Лнри Юрьевич Каптиков, доцент Екатеринбургского архитектурного института, кандидат искусствоведения, автор научных работ по вятской архитектуре. Евгений Львович Скопин, инженер-строитель, главный архитектор научно-реставрационной проектно-строительной фирмы, один из авторов проектов реконструкции комплекса Успенского Трифонова монастыря. Галина Викторовна Титова, инженер-строитель, главный архитектор проектов реставрации памятников архитектуры Кировской области.

Лия Гелиевна Хрипунова, аспирантка Екатеринбургского университета, искусствовед.

Александр Кимович Шуклин, инженер-строитель, главный архитектор реставрационно-строительной фирмы «Арсо».

История зодчества — это сколок реальной, но давно прошедшей жизни. И авторы начинают рассказ о ней — «да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу». Но только говорить об архитектуре бесполезно, и в пятый том включено большое количество фотографий, рисунков, чертежей. Они не только иллюстрация текста, они сама суть рассказа, текст — пояснение. Фотография фасадного декора храма: одна из таких «картинок», содержит информацию, которую не передать словами. Просмотрит читатель такой «видеоряд» с подробными подписями — и вот уже есть первое впечатление о содержании книги и ее направленности.

Чтобы почувствовать особинку вятской культовой архитектуры XVIII века, обратите внимание на третью главу, еде в статьях «Архитектурные формы храмов» автор рассматривает два периода, два пятидесятилетия: 1680—1720-е и 1730—1770-е годы. За это время архитектурные формы храмов существенно изменились, и автор показывает читателю, как и почему это произошло. Пусть не смущает читателя лавина терминов, непривычных названий. Не в названиях суть. Ведь в декоративном убранстве фасадов у вятских много своих, особенных деталей и приемов, которым и названия-то общего нет; автор может называть их по-своему. Вот, например, строчка «плетений» на цоколе храма: в одном случае это «хомутики», в другом нечто похожее на греческую букву омега. Впрочем, почему «греческую»? В те времена букву эту часто использовали при письме, читая ее как долгое «о». В конце книги читатель найдет словарик специальных терминов. И еще — чтение этой главы следует сочетать с просмотром иллюстраций: отсылки к ним сделаны в тексте.

Фотографии и рисунки помогут читателю «одолеть» церковную архитектуру XVIII века. А вот дома обывателей (в том смысле, которое имело это слово раньше, — жителей) представить трудно, потому что только редкие из них дошли до нашего времени, да и то в сильно искаженном виде. Специально для читателей этой книги авторы впервые восстановили давний вид двух каменных строений первой половины и середины XVIII века: дом купца И. Г. Толмачева и дом секретаря Вятской провинции А. И. Перминова. Труднее показать, какими были дома жителей победнее, да еще в более раннем веке. Они давно исчезли. Помогло изображение Хлыновского кремля, Успенского монастыря и его заоградных слободок на иконе конца XVIII века «Трифон Вятский перед Богоматерью». Писал ее живой свидетель событий, хорошо знавший утвердившиеся за несколько веков до него условности изображения окружающего мира. Вятская икона — с учетом расшифровки этой особенности древней иконописи — может служить достоверным источником сведений о временах и более давних (по крайней мере, о шестнадцатом веке, о временах Ивана Грозного, когда создавался ценнейший по содержанию иллюстрированный несколькими тысячами миниатюр «Лицевой свод» о современном ему Русском государстве). В книге приведены примеры таких символических изображений, как изба, холодная клеть, простейшая связь «изба-сени-клеть», тюрьма, приказная изба, острог, храм, монастырская слободка. А сохранившиеся в архивах подробные словесные описания оборонительных сооружений Хлынова конца XVII века в сочетании с планом 1759 года позволили реконструировать план двухвальной обороны Хлынова и представить макеты ее валов и башен.

Впервые публикуются панорамы и планы исторических уездных городов, рассказ о их развитии в русле общих тенденций и законов российского градостроительства. Здесь же — планы и панорама великолепного архитектурного ансамбля на Великой реке, создание которого продолжалось более ста лет и связано с народными мастерами-зодчими, с именами известных архитекторов: Ф. М. Рослякова, Н. А. Андреевского, С. Е. Дудина, И. Д. Дюссар де Невиля, А. Е. Тимофеева, В. М. Дружинина. Впервые читателю представлен памятник каменного зодчества — Покровский храм одноименного погоста, затерявшегося в лесах современного Яузского района. Небольшую статью о нем мы поместили в разделе об архитектурных ансамблях.

Есть в книге и глава о вятских архитекторах. О творчестве Ф. М. Рослякова, А. Л. Витберга (в его вятский период), В. М. Дружинина, И. А. Чарушина и Н. И. Козлова написаны небольшие очерки. Самые краткие сведения — о тех, кто когда-либо занимал архитекторские должности на Вятке или, не занимая их, проектировал здания и сооружения, тем самым оставил материальное свидетельство о своей деятельности на благо нашего края в виде выстроенных домов, мостов, часовен, храмов. Одна из глав посвящена застройке вятских сел за длительный период — от первых попыток ее «регулирования» указами Петра 1 и до программ последних лет. В разделе документальных материалов («Архивная полка») помещены документы, ранее не публиковавшиеся. Одни из них тесно связаны с материалом статей, другие затрагивают новые темы, еще не освещенные вопросы. Здесь образцы подрядных договоров и паспортов подрядчика, так называемые «одобрительные письма», переписка с архитектором Д. В. Ухтомским о строительстве Кафедрального собора, автограф Витберга, телеграмма всесоюзного старосты М. И. Калинина на имя И. А. Чарушина, правила о постройке домов конца XVIII века и другие важные документы.

Как читать пятый том? Каждая из основных глав относится к определенному отрезку времени, большому или относительно малому, в пределах которого материальная основа архитектуры (строительное производство) и художественные воззрения общества не претерпевали резких изменений. Поэтому и читать книгу лучше в том порядке, в котором эти отрезки времени следовали один за другим. Но это не исключает и справочного использования тома и чтения отдельных глав или статей в порядке возникающих у читателя вопросов.

Даты везде названы по календарю соответствующего времени. Точно так же — единицы измерения (вершок, аршин, сажень). На чертежах масштаб указан масштабной линейкой. Планы (за редким исключением) ориентированы на север. Такой четкости нет, к сожалению, в указании года постройки зданий, особенно культовых, строительство которых велось в две, три и даже в четыре очереди — по приделам. Большие пробелы в сведениях об архитекторах и лицах, участвовавших в проектировании. Названо около ста человек. Первоначальный замысел — о каждом дать исчерпывающие сведения (имя и отчество, год и место рождения, смерти, период работы в Вятке, должность, образование) осуществить не удалось, но мы все-таки поместили даже отрывочные сведения в надежде, что начатая авторами работа будет продолжена. Не представилось возможным критически осмыслить застройку города Кирова в течение последних двух десятилетий, в условиях перманентных изменений генерального плана.

Совсем не отражены в томе система подготовки и комплектования архитекторских кадров, производство строительных материалов, вопросы управления строительством. Остается надежда, что и эти вопросы будут исследованы и обобщены позже.

Кончается работа над томом, наступает время иных тревог. Как встретит книгу читатель? Все замечания, критику мы примем как должное. Не можем принять только возможного упрека в отрешенности от реалий современной жизни: здания бывших храмов в критическом состоянии, а авторы, мол, спокойно рассуждают о их былом месте в вятской архитектуре. Да, с болью в сердце, но хладнокровно, без истерического плача и напрасных стенаний. Каменным храмам восемнадцатого века — за двести лет. На такую жизнь они не были рассчитаны. Именно эти, в большинстве полуразрушенные и пока еще не упавшие храмы указали исследователям место, которое они занимали когда-то в архитектуре земли Вятской. А теперь — в нашей памяти. В память предыдущих поколений, из которых вышли многие десятки народных зодчих: Старковых, Чернятевых, Москвитиновых, Никоновых, Жуковых, Соколовых, Шутовых, Окуловых, Редниковых, Злобиных, Худербиных, Суворовых, Тупицыных, Тупасовых, Коршуновых, Спицыных, Кошкиных, Лутошкиных, Кудрявцевых, Цырочкиных, Горынцевых.

Храмы строили приходами, общинами, на мирские копейки, часто отказывая себе в самом необходимом. Способны ли мы, сегодняшние, разобщенные, собраться и в добром согласии и на свои кровные восстановить падающие храмы? Восстановить и содержать их, что сложнее и многократно дороже? Содержать в прежнем качестве среди опустевших и заброшенных деревень? Если «нет», то и плакать незачем. А память сохранить мы обязаны. Книга эта и будет памятью, пока не истлеют ее страницы. Мы на это надеемся.

А. Г. Тинский.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство