крышка колонки
 
  группа ВКонтакте   твиттер   домашняя страница   обратная связь  
 
 
architecture design building
 
 
 
vzglyad
in-focus
in-focus
may-be
афиша
kirov_news
kirov_news
seporator
Исторические личности
Памятники архитектуры Кирова
Статьи об архитектуре Кирова
Афанасьево
Белая Холуница
Богородское
Кирс
Котельнич
Луза
Малмыж
Нолинск
Орлов
Подосиновец
Санчурск
Слободской
Советск
Суна
Уржум
Яранск
история
строить
архитектура
архкод
Сергей Котов
Линия-стиль
дизайн
Design-do
Modern Home
Астанков
Астанков
Мира
Пятый угол
строительство
Арсо
KCCK
OKC OCM
экспертиза
КЭСО
образование
ВГГУ
МГЭИ
РУИ
spacer
spacer
новости
 
  

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Середина и вторая половина XVIII в. в композицию культовых зданий на Вятке внесли немного изменений. Как и раньше, они включали основной объем («настоящую» церковь) и трапезную, выполнявшую функции теплого храма. (Трапезные в подавляющем большинстве памятников перестроены в XIX в.

Первоначальный вид сохранила у Макарьевской церкви «за Вяткою рекою» (1770—1775; ныне в черте г. Кирова), где при одной ширине с храмом вмещала два придела, Владимиро-Богородицкой в с. Верхние Кумёны (1771—1776), у которой выступает к югу, и отдельных других.) С запада все так же примыкала паперть с двумя боковыми «палатками», а иногда и крыльцо (несохранившаяся Спасо-Хлыновская церковь, 1763—1770). Только алтарь вместо трех полукружий теперь почти всегда пятигранный.

Колокольня сооружалась над папертью, но есть и стоящие отдельно (при Николаевской церкви с. Сырьяны, 1746—1754; Всесвятской в с. Всесвятское, 1767—1777; Троицкой в с. Кырчаны, ранее 1763— 1770). Бывало, что при раздельной постановке храма и колокольни соблюдалась единая ось, что предопределяло их позднейшее соединение (Спасская церковь в с. Ошеть, 1747—1753).



Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.


Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Стали возводиться двухэтажные храмы (Николаевский в с. Истобенске, 1765—1768; Введенский в с. Макарье «за Моломою рекою», 1767—1796), но число их по сравнению с соседними школами — устюжской и уральской, очень невелико. Случалось, что задумав такую постройку, отступали перед техническими трудностями. В с. Никулицком 1775 г. решили не строить «верхнего апартамента» из опасения, что «под церковью фундамент не весьма тверд». Второй этаж мог заменяться приделом, устраиваемым наверху «между настоящим храмом и колокольницею», как это было сделано в 1770—1772 гг. на Стефановской (Донской) церкви в Хлынове.

В вятских двухэтажных храмах нет принятого в Устюге ступенчатого подразделения алтаря. Зато входная часть Спасской церкви с. Вяз (1773—1783) своей усложненностью напоминает устюжские образцы. Здесь мы видим притвор с асимметрично выдвинутым крыльцом и ведущую на второй этаж лестницу, устроенную на арке между притвором и колокольней.

Храмовые четверики еще долго перекрывались деревянными «курмами». Их очертания, весьма созвучные барокко, доныне ощутимы в силуэтах Троицкой церкви в с. Чудиново (1748— 1765), в с. Рябиново (1759—1771) и особенно храма с. Всесвятского. Порой пропорции и членения четверика указывают, что на нем был деревянный восьмерик. Такие восьмерики, лишь впоследствии замененные каменными, наверняка имели Казанская церковь в с. Верхосунье (1763—1773), Прокопьсвская в с. Прокопье (1767—1768).

Что касается изначального завершения каменным восьмериком, то надо различать большой (или широкий) восьмерик, ширина которого равнялась ширине четверика в первом ярусе, и восьмерик малый. Первый встречается преимущественно на юге Вятской земли. К сожалению, не сохранились замечательнейшие примеры: Троицкая церковь с. Кырчаны и Вознесенская в Богородском (Талый Ключ). Восьмерик храма в Кырчанах был повышен и до переделки явно венчался луковичной «курмой». Ее можно представить по «курме», правда, железной, на восьмерике церкви с. Ошеть. У Вознесенской церкви, отличавшейся более легкими массами, над основным восьмериком стоял второй, еще сильнее вытянутый. Это придавало памятнику ярко выраженную башнеобразность. Широким восьмериком венчались все три санчурских храма: Покровский собор (1770,), Тихвинская (1761 — 1766) и Владимиро-Богородицкая (1787) церкви.


Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.


Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Приверженность вятчан к «курмам» и деревянным «малым» восьмерикам не только свела к минимуму использование каменного широкого восьмерика. Она замедлила и внедрение малого восьмерика, о чьем происхождении уже говорилось. Хотя им и увенчались в Хлынове Владимирская, Донская, Спасо-Хлыновская церкви, до Горынцевых он популярен не был. И лишь благодаря постройкам горынцевской семьи буквально за одно десятилетие (1770-е гг.) привился на Вятке. Помимо непременного завершения малым восьмериком новых храмов, множились просьбы о возведении его на старых. В 1784 г. игуменья Таисия писала епископу, что у церкви Преображенского монастыря «свод сведен по старинному обыкновению, а осьмериков к лучшему благолепию... как ныне у протчих церквей построены, не имеется, почему для украшения ... желательно построить два осьмерика».

Восьмериков на вятских храмах обычно действительно два (на истобенском Николаевском — три). Сочетающиеся, как правило, с «полуглавиями» четверика, они весьма стройны и пластичны в смысле обработки (Истобенск; Макарье; Ильинская церковь в с. Юрьево, 1767—1778; Троицкая в с. Раменье, 1771— 1784; Дмитриевская в с. Пантыл, 1770—1787).




Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Пятиглавыми на Вятке были в тот период лишь хлыновский Кафедральный собор, выстроенный по столичному проекту, и Благовещенская церковь в Шестакове (1777—1780), также чуждая местной школе (имела сходство с «сибирским барокко», а конкретно — с Захарьевской церковью г. Тобольска).

Объемное построение вятских колоколен — преимущественно восьмериковое, хотя восьмигранной от самого низа является только одна — в с. Сырьяны (начата не ранее 1770 г.). Но если колокольня и поставлена на четверик — над ним все равно доминирует столп-восьмерик. В Истобенске и Верхних Куменах он поделен на два равных яруса, в других случаях — облегчен и подчеркнуто высотен (Пасегово, Вяз и др.).







Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.В начале рассматриваемого периода происходит коренная перемена фасадных декораций. Верно пишут Б. В. Гнедовский и Э. Д. Добровольская: «как по мановению волшебной палочки, в 30-х гг. XVIII в. прекращает свое существование ... народный «игрушечный» стиль хлыновских храмов». Переход действительно совершился резко, почти без промежуточных звеньев. Причиной было воздействие, опять же при посредстве Великого Устюга, петровского барокко с его несложным плоскостным убранством. Но черты большого стиля снова восприняты вятчанами по своему.

Отныне храмовый четверик приобрел на уровне трапезной и алтаря карниз на кронштейнах. Этот карниз широкий и до того профилированный, что его выступ, как правило, защищался кровелькой. Теперь уже оба яруса фасада разделяются на три части каннелированными пилястрами. Такого рода пилястры известны в памятниках Архангельска, Устюга, Лальска, но лишь на Вятке могут считаться приметой местной школы зодчества. Боковые членения часто шире среднего. Шаг пилястр в первом и втором ярусах мог не совпадать. Нередки и сбивающие ритм сдвиги окон.

В случае включения в объемную композицию каменного широкого восьмерика стены четверика завершались карнизом с «триглифами». Традиционные кокошники переносились на восьмерик (Ошеть, Кырчаны, Богородское). Если предполагалось иное увенчание храма («курма» на четверике), за аналогичным карнизом выводилось три кокошника. Но вскоре, вероятно, в подражание «полуглавию» — место центрального кокошника заняло скругление карниза в виде соединяющей пилястры арочки. При этом второй ярус четверика повышен, а окна его устроены низко. Стенные плоскости над ними — с единственным круглым проемом, сделанным по оси фасада, на пересечении с линией карниза.



Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Описанное решение было впервые найдено, по-видимому, строителями Преображенской церкви в Великорецком. Из этого, но преданию, происходила чтимая на Вятке икона, и село Великорцкое стало местом ежегодного массового паломничества. Неудивительно, что храм сразу взяли за «образец» (Спасская церковь в с. Кумены (1738—1745), Николаевская в с. Сырьяны, Троицкая в с. Чудиново и многие другие). Особенным вертикализмом отмечена Троицкая церковь с. Быстрица (1754—1763). Памятниками «великорецкого» типа не исчерпываются фасадные схемы вятских храмов этого времени. Продолжали употребляться и просто три кокошника в завершении четверика (Николаевская церковь в Шестакове (1758—1776), Троицкая в с. Лекма (1769—1777).

Устремленность ввысь свойственна Богоявленской церкви с. Рябиново, где к тому же в верхней части стен взамен спокойной глади идет ряд окон, имеющийся и на восточной стене, и над алтарем. Даже с началом распространения каменных малых восьмериков характер убранства не всегда меняется. Удаляют только кокошники, арочка же закономерно становится «полуглавием» (Спасо-Хлыновская церковь).

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Касаясь состава тогдашнего фасадного декора, нельзя не заметить на некоторых памятниках необычный абрис кокошников, вытягивающихся кверху наподобие полуовала. Согласно вятской традиции, их порой украшали раковинами (Ошеть, Кырчаны — восьмерики; Чудиново).

Пилястры нижнего ряда, трапезной и алтаря мастера иногда ставили на примкнутые к цоколю своеобразные опоры-«кубышки». В иных случаях пилястры и первого, и второго ярусов ставились на постамент. У спаренных угловых пилястр постаменты объединялись общей полочкой — создавался пучок угловых пилястр. Такой визуальный эффект превосходно обыгран на рябиновской церкви с ее переходящими один в другой пилястровыми ярусами.

Наличники почти везде представляют собой уступчатую рамку с широкими «ушами» и сандриком. Кронштейнами по краям сандрик «скреплен» с ее углами.



В итоге вятские мастера, только в ту пору восприняв черты петровской архитектуры, перешли от нарядности древнерусского «калейдоскопического» набора к ограниченной типологии элементов, имеющих небольшую высоту рельефа, почти плоскостных.




Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Воздержание от «узорочья», лаконизм не могли долго удовлетворять ни заказчиков, ни зодчих. И вот в постройках конца 1760-х гг. проступили признаки новой декоративной волны. В наличниках церкви с. Прокопье верх рамки плавно изогнут заодно с сандриком, украшенным растительного характера навершием и розеточками. Центральное окно апсиды наделено еще и многоугольным, тоже с полоской розеток, кокошником, по сторонам которого подвешены «кувшины». Кокошники прикомпонованы и к другим алтарным окнам.

У храма в с. Всесвятском каннелированные пилястры второго яруса продолжены парами колонок. На оконные сандрики опираются столбики-тяги, заканчивающиеся «рогами» (северный фасад) или являющиеся частью фронтончика, похожего на былой кокошник. В тимпан вставлено некое сочетание «жгута» и «кисти». С такими деталями убранства, шедшими от местных построек более чем полувековой давности, хорошо гармонировали и сочные раковины.


Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Возвращению к богатому и рельефному декору очень способствовали произведения Горынцевых. Николаевская церковь в Истбонском и последующие выстроенные ими храмы — и Макарье близ Хлынова, в Юрьеве и в других селах должны были привлекать не только новым увенчанием, но и фасадной пластикой. Пример понравился, немедленно возникли подражания. Спасская церковь в с. Совье (1765—1781) и Владимиро-Богородицкая в Верхних Куменах, начатые еще с прежними каннелированными пилястрами, были под свежим впечатлением от (деланного Горынцевыми достроены уже с иным оформлением верхней половины четверика. Всецело обновилось, следуя горынцевским постройкам, убранство возведенных в 70-е гг. XVIII в. церквей в Пантыле, Холуницко-Ильинском, Малой Суне.






Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.






Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Как и на последних фасадах старого типа, упразднены кокошники, введено «полуглавие». Сетка членений серьезных изменений не претерпела, оставаясь трехчастной и поярусной. По пропорции несколько иные, и второй ряд окон не выглядит сниженным. Деления стены выше промежуточного карниза стали снабжаться легкими углублениями — арочными (Истобенск, Юрьево), или чаще прямоугольными вроде «кассет», куда и вписывались окна. Если употреблялся колонный ордер, то, как правило, в верхнем ярусе, тогда как в нижнем — всегда пилястровый. Изредка применены только пилястры, что встречается даже у Горынцевых (Екатерининская церковь в с. Екатерина (1773—1786). При использовании пилястр вместо колонн происходили отклонения от обычного числа членящих элементов. Например, в с. Екатерина крайние пилястры четверика — тройные.


Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Шаг нижних пилястр и верхних колонн теперь согласуется строже. Однако есть еще несовпадения средних членений (Пантыл). Кроме того, если еще недавно, скажем, в Спасо-Хлыновской церкви, «полуглавие» было сопряжено со средними пилястрами, то сейчас его арка лишь в немногих случаях (Юрьево, Верхние Кумены) «поддерживается» ими. Обычно же оси колонн или пилястр расходятся с пятами «полуглавия». Капители в Раменье, Екатерине упираются в подкарнизную тягу, при отсутствии же ее не доходят до венчающего карниза даже на углах объема (Макарье). Декоративность подобного ордера очевидна.

Горынцевы принесли на Вятку многие устюжские декоративные формы. Не говоря о прямых аналогах — повторении в с. Истобенском наличников Мироносицкой церкви в Устюге, а в с. Раменье — редкостных «витых» пилястр Преображенско-Сретенской церкви, укажем на пилястровый ордер. Хотя Горынцевы сами однажды, на апсиде церкви в с. Макарье близ Хлынова, использовали канелированные пилястры, прежний тип пилястр сменился на наиболее характерный для Устюга. Это пилястры с гладким стволом и «дорической» капителью, выше которой нередко добавлялась вогнутая плита.

Однако рисунок пилястр не всегда следовал устюжскому и порой был оригинален. Для угловых пилястровых пар выводились не только единый пьедестал, но и общая капитель (Рождество-Богородицкая церковь с. Нижне-Ивкино, 1776—1790). В Троицкой церкви с. Волкова (1772—1779) верхние пилястры обладают как бы двумя постаментами — широким основным и раскреповывающим его малым на кронштейне — «кубышке».

В первом после 1720-х гг. храме, фасады которого декорированы колоннами — истобенской Николаевской церкви — колонны наделены пьедесталами — либо плоскими филенчатыми, как и у пилястр, либо объемными, трех- и пятигранными. Тем и другим придана крупная консоль, благодаря чему угловые пучки колонн в ракурсе столь выразительны. В дальнейшем колонны лишаются пьедестала. Его роль стала выполнять консоль, как неотъемлемая часть местного колонного ордера. Базы колонн выражены слабо или не делались вообще, зато весьма употребительны были кольца по низу ствола и под капителью.

Капители весьма пышны. Но если вглядеться, не столько за счет «коринфских» элементов, довольно мелких и лишь ритмически составляющих целое, сколько за счет наверший — здесь имеются ввиду детали, похожие на ионическую капительку, порой в «перевернутом» виде (Юрьево, Холуницко-Ильинское и др.), а также «султаны» над средними колоннами.

На вятских памятниках 1770-х гг. уже почти не найти плоскостных «ушастых» обрамлений окон. Даже в церкви с. Волково, где они сохранены, введено новшество — бровки (деталь устюжского происхождения).




Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Наличники снова обрели объемность. Их виды, разумеется, не бесконечны, как во времена артели Ивана Никонова. Устанавливалась известная дифференциация наличников по типам и месту расположения. Так, на апсиде наличники, как правило, с бровками; и только на центральном окне апсиды — одном окне на весь храм — наличник мог быть с витыми колонками.

Во втором ряду окон колонки опираются на постамент посредством дополнительного, суживающегося книзу элемента. Венчается наличник остроугольной бровкой. Пониже всегда гирляндочка, в рисунке концов которой, как и навершия бровки, узнается традиционный мотив «кисти». Под окном, в горизонтальной нише — «балюстрада».




Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Мы описали лишь схему построения наличников. А каковы их всевозможные оттенки! Даже число подоконных балясин варьируется от трех до пяти. Колонки нижних окон пантыльской церкви примкнуты к грубоватой рамке. Зато над верхними, дополняя бровку, выложены изящные филеночки-картуши (некоторые еще и с заглубленным крестом), фланкированные розетками. У второго ряда наличников храма с. Юрьево колонки походят на каннелированные пилястрочки и несут бровку, превращающуюся, по сути дела, во фронтончик. Здесь же вместо «балюстрад» помещены аппликативные картуши.

Из других мотивов убранства заслуживают внимания плетения на цоколях, идущие понизу стен ионики (скорее напоминающие «сердечки») и т. п. Популярными были фризы из мелких розеточек, в особенности подкарнизные.

Горынцевы не были только проводниками устюжского влияния. В области убранства введенное ими являлось скорее возвратом, на очередном этапе развития, к принципам «узорочья». Глубоко постигнув характер местного зодчества, любовь вятчан к «изукрашенности», они насытили фасады деталями, родственными по духу кирпичным кружевам построек Хлынова и Слободского рубежа XVII—XVIII вв. Вероятно, не будет ошибкой рассматривать деятельность горынцевской семьи на Вятке как непрерывное творческое взаимопроникновение архитектурных направлений двух регионов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Декоративные решения Горынцевых и их последователей не помешали появлению иных разработок. Достаточно независимы от рассмотренного круга построек фасады церкви с. Вяз, оформленные пилястрами. Только в завершающий ярус четверика, отделенный «балюстрадой» во всю ширину и как бы сдавленный изломом карниза, втиснута посередине колонна. Обрамления окон сводятся в основном к одному типу с колонками и бровкой; Но наличники притвора явно сделаны в подобие штукатурным. Их подоконные «фартуки», как и некоторые другие фасадные элементы, сродни столичному барокко.



Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.
Следует кратко остановиться на убранстве санчурских памятников, изысканном и, быть может, наиболее выражающем вкусы заказчиков и строителей юга Вятской земли. Украшая храмы типа «восьмерик на четверике» (так и не расчлененном), применяли безордерные колонны, вытягивавшиеся по углам четверика или разделявшие грани восьмерика. Наличники, тоже с колонками, только снабженными перехватами — «дыньками», венчались чаще всего легкой «змеящейся» бровкой (Покровский собор).

Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Архитектурные формы храмов 1730-1770 годов.Колокольни вятских храмов еще в 60-е гг. XVIII в. (при хлыновской Стефановской церкви, в Пасегове) декорировались очень скупо. У относящейся уже к следующему десятилетию колокольни в Сырьянах на стыке граней одна над другой тянутся пилястры — неканнелированные, на постаментах и треугольных консолях. Сами же грани гладкие, не считая превосходного портала цоколя, горизонтальных тяг да пояса «врезанных» кокошников под карнизом четвертого яруса.

В целом же в убранстве колоколен произошел такой же поворот, как и в оформлении фасадов храмов. Колокольня Николаевской церкви в Истобенском, где декор чрезвычайно «сгущен», пожалуй, еще ярче раскрывает новый принцип оформления. Всем углам приданы тройные, укороченных пропорций, «коринфские» колонки. Тесно расставлены наличники ложных окон четверика, а на первом восьмерике вся плоскость между пучками колонок занята картушами. В Макарье на основном восьмиграннике колокольни — тоже колонны, собранные по три, только с упрощенно-плоскостным вариантом коринфских капителей. Многие детали (консоли и идущие под ними балясиночки, бровки, розетки, гирляндочки) «перепевают», пусть не в тождественных сочетаниях, украшения самого храма. Однако прямоугольные филенки с картушем были сочинены специально для колокольни.

Разнообразные картуши вскоре вообще стали ходовым мотивом именно в колокольнях. На колокольне с. Ошеть (начата в 1771) с ее трехъярусными одинарными колонками, аркатурой и бровками во всю ширину каждой грани, картушам, имеющим четкую форму овала или шестиугольника, отведена роль «пятен» на массивной стене. В сооруженной на полтора десятилетия позже колокольне в с. Всесвятском они, будучи нескольких видов и заполняя стенные плоскости, своими тонкими плавными контурами контрастируют с сильным рельефом колонных пар. Впрочем, некоторые колокольни бывали весьма нарядными и без употребления картушей. Пример — кырчанская, где эффект достигнут поярусным ритмом «полуглавий» и арок звона, чередованием пилястрового и колонного ордера. Срезанные углы колокольни превращены в широкие постаменты, несущие колонны, выше для облегчения замененные пилястрами. Отметим и наличники, завершаемые «цветочком».

Замечательны выстроенные в ту пору у ряда церквей каменные ворота. Одни выразительны лишь изломом заостренной в вершине стенки (Волково), другие «захватывают» пространство и богаче декорированы. Таковы ворота при Троицкой кладбищенской церкви в Слободском, построенной в 1773 г. Боковые части развернуты под углом к средней, подготавливая ее пологий, но динамичный волютоподобный абрис. Четыре пары толстых приставных колонн «нагружены» лучковыми фронтончиками. К числу самых барочных произведений вятского зодчим принадлежат ворота в с. Сырьяны, чьи очертания — причудливы» симбиоз двускатных и круглящихся элементов. «Рывок» вверх центра композиции несколько схож с известными «рогами» вятских наличников; ниже вписан второй криволинейный щипец. Колонны и восьмиугольные картуши в окружении розеток далеко превзошли подобные детали слободских ворот.
студия
Киров сверху
Киров на Google Earth
Витрина

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
   
Рейтинг блогов   Rambler's Top100      
современный  
Строительство